О женщинах. Соприкосновение с женской духовной силой - Часть 11

Миллионы людей приняли решение никогда больше не любить себе подобных. Лучше полюбить собаку, кошку, попугая, лучше полюбить машину, ибо ими можно беспрепятственно управлять и объект твоей любви не стремится властвовать над тобой. Здесь все просто, все намного проще, чем с человеком.

На одной вечеринке хозяйка случайно подслушала разговор одного обходительного джентльмена с другом.

– О, я обожаю ее. Я преклоняюсь перед ней, – произнес джентльмен.

– Я бы тоже ее обожал, если бы она была моей, – поддержал его друг.

– Какая у нее походка, какая грация! Какие прекрасные карие глаза, как гордо поднята голова…

– Тебе просто повезло.

– Ты знаешь, что больше всего приводит меня восторг? Как она покусывает меня за ухо.

– Сэр, – вмешалась хозяйка, – я не могла не слышать ваших страстных слов. В дни, когда все кругом разводятся, я не могу не восхищаться человеком, столь страстно влюбленным в свою жену.

– Жену? – удивился джентльмен. – Нет, я имел в виду свою лошадь – чемпионку скачек!

Люди влюбляются в лошадей, собак, животных, в машины, вещи. Почему так происходит? Потому, что любовь к человеку превратилась в сплошной ад, непрекращающийся конфликт: постоянные склоки, постоянные хватания друг друга за горло.

Это – низшая форма любви. В ней нет ничего плохого, если использовать ее как мостик, как медитацию. Если наблюдать за ней, если постараться понять ее, то в самом этом понимании человек достигает более высокой ступени, он начинает двигаться вверх.

Только на высшем уровне, когда любовь перестает быть зависимостью, когда любовь – это состояние твоей души, лотос полностью раскрывается, источая тончайший аромат, но это происходит только на высшей ступени. На самой низкой ступени любовь остается политикой. На самой вершине любовь – религиозное состояние сознания.

Я тоже тебя люблю, Будда тебя любит, Иисус любит, но их любовь не требует ничего взамен. Они дарят любовь просто из-за радости поделиться ею, это не сделка. Отсюда ее сияющая красота, отсюда ее трансцендентальная красота. Эта любовь превосходит по силе все те радости, которые ты когда-либо испытывал.

Когда я говорю о любви, то я говорю о ней как о состоянии. Она безадресна: ты не любишь кого-то определенного, ты просто любишь. Ты сам – любовь. Вместо того чтобы говорить о своей любви к кому-то, лучше сказать, что ты сам – любовь. Таким образом, тот, кто способен принять участие, принимает его. Каждый, кто может выпить из бесконечного источника твоего бытия, может это сделать: ты здесь, и ты не ставишь никаких условий.

Но это реально лишь в том случае, если любовь становится медитативной.

Слова «медицина» и «медитация» происходят от одного и того же корня. Любовь, как известно всем, похожа на болезнь: она нуждается в лечении медитацией. Проходя через медитацию, она очищается. Чем чище становится любовь, тем сильнее экстаз.

Нэнси пила кофе с Элен.

– Откуда ты знаешь, что муж любит тебя? – спросила Нэнси.

– Каждое утро он выносит мусор.

– Но это не любовь. Это хорошее ведение хозяйства.

– Муж дает мне столько денег, сколько мне необходимо.

– Но и это не любовь. Это щедрость.

– Мой муж никогда не заглядывается на чужих женщин.

– Это не любовь. Это плохое зрение.

– Джон всегда открывает дверь передо мной.

– Это не любовь. Это хорошие манеры.

– Джон целует меня даже тогда, когда я наемся чеснока и когда я ношу бигуди.

– А вот это любовь!

У каждого свое понятие любви. И лишь когда человек приходит к такому состоянию, когда исчезают все представления о любви, когда любовь – уже не идея, а состояние души, только тогда он познает ее свободу. Тогда любовь становится Богом. Тогда любовь становится высшей истиной.

Пусть любовь пройдет через медитацию. Наблюдай за ней: наблюдай за хитросплетениями своего ума, наблюдай за политикой силы. Ничто, кроме постоянного наблюдения, не поможет. Когда ты говоришь что-то своему мужчине или своей женщине, понаблюдай: какой подсознательный мотив здесь кроется? Почему ты говоришь это? Есть ли мотив? В чем он? Осознай этот мотив, извлеки его на уровень сознания, ибо это один из секретов трансформации твоей жизни: все, что становится осознанным, исчезает.

Твои мотивы остаются неосознанными, вот почему ты не можешь избавиться от них. Осознай их, вытащи их на поверхность, и они исчезнут. Когда вырываешь дерево и оставляешь корни на солнце, оно гибнет, ибо корень может жить только во мраке почвы. Твои мотивы тоже живут во мраке подсознания. Значит, преобразовать твою любовь можно единственным путем: вытащить все неосознанные мотивы на уровень сознания. Постепенно эти мотивации исчезнут.

Когда любовь немотивированна, безусловна, она становится величайшим событием в жизни любого человека. Тогда любовь сродни чему-то высшему, запредельному.

Вот значение слов Иисуса о том, что «Бог есть любовь». Я же вам говорю: «Любовь – это Бог». О Боге можно забыть, но не забывай о любви, ибо именно через очищение любви приходит человек к Господу. Если ты полностью забудешь о Боге, ты ничего не потеряешь. Но не забывай о любви, ведь любовь – это мост. Любовь – это алхимический процесс превращения твоего сознания.

(Unio Mystica)

 

Можно ли по-настоящему любить кого-то, не освободившись от эго?

 

Чтобы любить, нужна необычайная смелость, так как первостепенное требование любви – это отказ от своего эго. А человек очень боится потерять эго. Для него это сродни самоубийству. Так кажется лишь потому, что, кроме эго, нам ничего большее не известно.

Мы отождествляем себя с нашим эго, и, естественно, теряя эго, мы убеждены, что мы теряем свою индивидуальность. Но это не так. В действительности истина заключается как раз в противоположном: до тех пор, пока человек не отбросит свое эго, он не сможет познать свою индивидуальную сущность. Эго – это притворщик, нечто фальшивое, псевдо, надуманное. Реальность можно познать лишь в момент отказа от эго. В противном случае нереальное скрывает реальное. Нереальное закрывает реальное, как тучи закрывают солнце.

В любви необходимо отказаться от эго. Следовательно, любовь может стать дверью в рай. Можно начать любить определенного человека, а закончить любовью неопределенной, любовью ко всем. Человек становится похожим на окно, открытое бескрайнему небу. Но нужно абсолютно четко осознать, что эго необходимо принести в жертву любви.

Людям хочется любви, но одновременно они цепляются за свое эго. Поэтому любовь никогда не становится для них реальностью. Люди рождаются и умирают, так и не вкусив нектара любви. И если человек никогда не любил, то он, собственно, и не жил. Он упустил суть.

(The Sound of One Hand Clapping)

 

Я всегда думала, что любила кого-то, на протяжении всей своей жизни. Сейчас же, впервые встретившись с Тобой, я задаю себе вопрос: а любила ли я вообще когда-нибудь? Способна ли я на любовь? Способна ли я полюбить Тебя?

 

Твоя главная ошибка заключается в том, что ты всегда любила кого-то.

Это самое главное заблуждение, типичное для всех людей: их любовь всегда направлена на кого-нибудь, адресована кому-нибудь, но, когда любовь предназначается кому-то, она погибает. Как будто ты говоришь: «Я буду дышать только для тебя, и, если тебя не будет, как я смогу дышать без тебя?» Любовь можно сравнить с дыханием. Любовь может быть только качеством, присущим человеку; и, где бы ты ни был, с кем бы ты ни был, даже если ты совсем один, любовь постоянно переполняет тебя. Задача не в том, чтобы любить кого-нибудь, задача в том, чтобы самому стать любовью.

Люди разочаровываются в своем опыте любви не потому, что что-то не так с самой любовью. Они сужают любовь до маленькой капли, так что океан любви не может оставаться там. Невозможно вместить в себя океан, это не маленький ручеек. Любовь – это вся твоя сущность, любовь – это вся твоя Божественность.

Нужно спросить себя, любишь ли ты сам. Вопрос об объекте любви не возникает. Когда ты с женой, ты любишь свою жену; когда ты с детьми, ты любишь своих детей; когда ты со слугами, ты любишь слуг; когда ты с друзьями, ты любишь друзей; когда ты с деревьями, ты любишь деревья; когда ты с океаном, ты любишь океан.

Ты и есть любовь.

Любовь не нуждается в объекте, любовь – это излучение твоей сущности, излучение твоей души. Чем больше излучение, тем больше душа. Чем шире крылья твоей любви, тем больше небо твоей души.

Ты жила, заблуждаясь, как и все человечество. Сейчас ты спрашиваешь: «Способна ли я полюбить Тебя?», и ты вновь заблуждаешься. Просто спроси: «Могу ли я стать любовью?»

Когда ты со мной, тебе не нужно думать о том, как полюбить меня; это доказательство того, что ты не освободилась от старых ошибок. Здесь тебе нужно научиться просто быть любовью. Естественно, твоя любовь достигнет и меня, и других. Эта вибрация будет окружать тебя, она будет распространяться повсюду. И если так много людей просто излучают любовь, песню, экстаз, то весь мир становится храмом. Нет других путей превратить его в храм. Весь мир наполнится новым видом энергии, и каждый получит свою долю любви; ведь так много людей вокруг излучают свою любовь, что не будет обделен ни один человек; любовь всеобъемлюща.

Осознай свою ошибку. Жизнь – не что иное, как возможность для процветания любви. Если ты жив, то вероятность любви всегда рядом с тобой, вплоть до последнего вздоха. Ты можешь потратить впустую всю свою жизнь, но, если ты сможешь быть любовью в последний миг своей жизни, на последнем вздохе, то ты ничего не потерял, ибо одно мгновение любви равнозначно любви вечной.

(The Rebellious Spirit)

 

Ты как-то сказал, что мы рождаемся в одиночестве, живем в одиночестве и умираем в одиночестве. Но, похоже, с момента своего появления на свет, что бы мы ни делали, кем бы мы ни были, мы ищем общения с другими; более того, в плане интимных отношений нас обычно привлекает какой-нибудь один, конкретный человек. Не мог бы Ты прокомментировать подробнее?

 

Проблема, которую ты затронула, является проблемой всего человечества. Мы рождаемся в одиночестве, живем в одиночестве и умираем в одиночестве. Уединение – это сама суть нашего бытия, но мы не осознаем этого. Поскольку мы не осознаем этого, то мы остаемся чужими для самих себя; и вместо того, чтобы принимать наше уединение как изумительную красоту и блаженство, тишину и мир, как единство с жизнью, мы неправильно понимаем его как одиночество.

Одиночество часто путают с уединением. Если смешивать эти два понятия, то меняется все содержание. Уединение несет красоту и великолепие, а одиночество – бедность, мрак, уныние; первое положительно, второе отрицательно.

Каждый стремится убежать от одиночества. Одиночество похоже на рану; оно приносит боль. Его можно избежать лишь одним способом: стать частью толпы, стать частью общества, создать семью, иметь мужа или жену, иметь детей. В этой толпе человек обретает возможность забыть о своем одиночестве.

Но никому еще не удавалось избежать одиночества. Можно пытаться игнорировать то, что природно для человека, но забыть это невозможно, оно будет постоянно напоминать о себе. Проблема лишь обостряется, ибо ты никогда не видел одиночество таким, как оно есть; для тебя всегда было само собой разумеющимся то, что человек рождается, чтобы быть одиноким.

Эти два английских слова – уединение и одиночество – словарь трактует одинаково; это показывает ограниченность ума составителей словарей. Они не понимают эту огромную разницу между одиночеством и уединением. Одиночество – это пропасть, брешь. Чего-то не хватает, чем-то нужно ее наполнить, но наполнить ее невозможно, прежде всего потому, что имеет место недоразумение. С возрастом пропасть увеличивается. Люди боятся оставаться наедине с собой, совершая всякие глупости. Я видел, как люди играют в карты сами с собой, ибо не с кем больше играть. Уже придумали игры, когда играющий действует и от имени партнера.

Каждый хочет быть чем-то занятым. Эта занятость может быть связана с людьми, может быть связана с работой… Среди нас есть трудоголики, они боятся наступления выходных, не знают, чем заняться. Когда они ничего не делают, то остаются наедине с собой, а это для них невыносимо.

Небезынтересно будет узнать, что самое большое количество происшествий в мире приходится на выходные дни. Люди мчатся в своих автомобилях в места отдыха, на морской берег, в горы, бампер к бамперу. Поездка может занять восемь часов, десять часов, и там им совершенно нечего делать, ибо та же самая толпа прибыла вместе с ними. В это время их дом, их район, их город становится более тихим, чем этот морской курорт. Сюда приехали все. Нужно быть чем-то занятым…

Наверх