Беседы с Богом. Необычный диалог. Книга 2 - Часть 11

11

Ты обещал, что в Книге 2 затронешь крупномасштабные геополитические проблемы на нашей планете (в отличие от Книги 1, где, в основном, рассматривались личные проблемы людей), но я не думал, что Ты начнешь спорить!

Наступило время, чтобы мир перестал обманывать себя, пробудился и осознал, что единственная проблема человечества — дефицит любви. Любовь порождает терпимость, терпимость порождает покой. Нетерпимость становится причиной войн и с безразличием относится к невыносимой обстановке.

Любовь не может быть равнодушной. Ей это неведомо. Самый быстрый способ добиться любви и заботы обо всём человечестве — воспринять человечество, как свою семью. Самый быстрый способ воспринять всё человечество как свою семью — перестать отделяться от остального мира. Все страны, существующие в нынешнем мире, должны объединяться.

У нас уже есть Организация Объединенных Наций.

Беспомощная и бессильная. Чтобы заставить организм действовать, его надо полностью переделать. Нельзя сказать, что это невозможно. Пожалуй, это трудно и требует больших усилий.

Хорошо, — а что Ты предлагаешь?

У Меня нет «предложения». Единственное, что Я предлагаю, — это наблюдения. Беседуя, ты говоришь Мне о ваших новых решениях, а Я по ходу говорю о своих наблюдениях, чтобы смысл стал очевидным. Что вы сейчас выбираете в отношении существующих взаимоотношений между людьми и народами на вашей планете?

Я воспользуюсь Твоими словами. Будь моя воля, я бы выбрал для нас «добиться любви и заботы обо всем человечестве».

Принимая во внимание этот выбор, Я замечу, что для успеха дела в мире должна быть создана новая политическая общность, где каждое национальное государство имеет равное право голоса в обсуждении дел во всём мире и равную пропорциональную долю во владении мировыми ресурсами.

Это никогда не будет действенным. «Имущие» никогда не откажутся от своей суверенности, богатства и природных ресурсов ради «неимущих». И, к спору, с какой стати они должны это делать?

Потому что это в их лучших интересах.

Они так не считают — и я тоже не уверен, что думаю так же.

Если бы вы смогли добавить в вашу экономику миллиарды долларов в год, которые можно было бы потратить, чтобы накормить голодных, одеть нуждающихся, дать жилье бедным, гарантировать пожилым уверенность в завтрашнем дне, обеспечить сохранность здоровья и сделать достоинство нормой жизни для всех, — разве это не соответствовало бы лучшим интересам вашей страны?

В Америке есть люди, которые оспаривают, что бедным пойдет на пользу помощь, за счет богатых налогоплательщиков и тех, у кого средний доход. Тем временем, страна продолжает скатываться в ад, преступность опустошает нацию, инфляция грабит у людей нажитые сбережения, быстрыми темпами растет безработица, а правительство разрастается и еще больше жиреет, и в школах раздают презервативы.

Ты говоришь, как в интервью по радио.

Да, многих американцев беспокоит именно это.

Значит, они близоруки. Разве вы не видите, что если бы миллиарды долларов в год (это миллионы долларов в месяц, сотни и сотни тысяч в неделю, неслыханное количество каждый день) могли бы обратно попасть в вашу систему, — и если бы вы могли использовать эти капиталы, чтобы накормить голодных, одеть нуждающихся, дать жилье бедным, гарантировать пожилым уверенность в завтрашнем дне, обеспечить сохранность здоровья и достоинство для всех, — то причины преступности исчезли бы навсегда? Разве вы не видите, что новые рабочие места появились бы как грибы, если бы удалось снова вкачать доллары обратно в вашу экономику? Что ваше правительство даже уменьшилось бы, потому что ему пришлось бы выполнять меньше работы?

Я думаю, что кое-что из этого могло бы стать реальным (хотя не могу представить, чтобы правительство когда-нибудь стало меньше!), но откуда появятся эти миллионы и миллиарды? Как же налоги, которыми будет облагать Твое новое мировое правительство? Брать больше с тех, кто «заработал», и отдавать тем, кто никак не может «твердо встать на ноги» и жить так?

Ты так себе это представляешь?

Нет, но так думают многие. Просто я хотел честно изложить их точку зрения.

Я бы хотел поговорить об этом позже. Сейчас я не хочу отвлекаться от темы — и Я хочу вернуться к этому позже.

Замечательно.

Ты спросил, откуда могут появиться эти суммы. Они не должны появиться из каких-либо новых налогов, навязанных новым мировым сообществом (хотя члены сообщества — отдельные граждане — захотят под влиянием просвещенного руководства отдавать 10 процентов своего дохода на нужды общества как единого целого).

И они появятся не из новых налогов, навязанных каким-либо местным правительством. На самом деле, некоторые местные правительства смогут в обязательном порядке снизить налоги. Всё это — все эти преимущества — просто будет результатом перестройки вашего мировоззрения, более простой перепланировки вашей мировой политической конфигурации.

Как это возможно?

За счет денег, которые вы тратите на создание систем обороны и средств нападения.

А, понимаю! Ты хочешь, чтобы мы ликвидировали военные силы!

Не только вы. Все в мире. Но не ликвидировать войска, а просто коренным образом сократить их. Вам нужно будет поддерживать только внутренний порядок. Вы могли бы укрепить местную полицию (вы говорите, что это необходимо, но каждый раз, когда принимается новый бюджет, у вас не остается на это средств) и, в то же время, значительно уменьшить расходы на военное вооружение и подготовку к войне, то есть, на оборонительное и наступательное оружие массового уничтожения.

Во-первых, я думаю, что Твои цифры, по поводу того, сколько мы можем сэкономить, преувеличены. Во-вторых, я не думаю, что Тебе удастся убедить людей, что им не нужно уметь защищать себя.

Давай посмотрим на цифры. В настоящее время (сегодня, когда мы пишем об этом, — 25 марта 1994 года) правительства во всём мире тратят около квинтиллиона долларов на военные цели. Это миллион долларов в минуту.

Нации, которые тратят больше всего, могут переориентировать большую часть на другие приоритеты, о которых мы уже говорили. Поэтому, более крупные и богатые государства поняли бы, что это в их лучших интересах, если бы осознали, что это возможно.

Но более крупные и богатые государства не могут представить, как они могут существовать без обороны, потому что они боятся агрессии и нападения со стороны тех наций, которые завидуют им и хотят иметь то же, что и они. Есть два способа уменьшить эту угрозу.

1. Разделите достаточное количество всех мировых богатств и природных ресурсов между всеми людьми мира, чтобы никто не хотел и не нуждался в том, что есть у кого-то другого, и чтобы все могли жить достойно и освободились бы от страха.

2. Создайте систему для разрешения разногласий, которая уменьшает необходимость войны и даже саму ее возможность.

Народы мира, возможно, никогда не станут этого делать.

Они уже сделали это.

Неужели?

Да. Сейчас в мире происходит эксперимент подобного рода с государственным строем. Этот эксперимент называется «Соединенные Штаты Америки».

Который, как Ты сказал, с треском проваливается.

Да. Он должен еще очень далеко продвинуться, прежде чем его можно будет назвать успешным. (Как Я обещал, мы побеседуем об этом и о преобладающих сейчас тенденциях позже.) Но это лучший эксперимент, который сейчас проводится. Об этом говорил Уинстон Черчилль. «Демократия — это самая плохая система, — заявил он, — если не принимать во внимание все остальные».

Ваша нация первой организовала конфедерацию отдельных штатов, объединив их в сплоченную группу, где каждое государство подчиняется центральной власти. Было время, когда ни один из этих штатов не хотел этого. Они упорно сопротивлялись, боясь потерять свое величие, и утверждали, что такой союз не послужит им во благо.

Возможно, то, что происходило с этими отдельными государствами тогда, окажется поучительным. Когда они объединились в свободную конфедерацию, еще не было правительства Соединенных Штатов в том виде, как оно есть сейчас, поэтому, не было и власти, чтобы навязать Договор об образовании конфедерации, с которым все государства были согласны.[13]

Штаты самостоятельно проводили свою международную политику. Некоторые заключили свои соглашения по торговле и ряд других соглашении с Францией, Испанией, Англией и другими странами. Штаты, в то же время, торговали друг с другом, и некоторые штаты даже ввели дополнительные тарифы на товары, ввозимые из других штатов (так же как на товары из-за океана!), хотя конституцией это было запрещено.

У торговцев не было другого выбора, и они платили в портах за покупку и продажу товаров, потому что централизованной власти не было, хотя и было письменное соглашение, запрещающее подобные налоги. Те отдельные штаты еще и воевали друг с другом. Каждый штат считал свою милицию регулярной армией, в девяти штатах был свои флот, и официальным девизом каждого штата в конфедерации могла бы стать фраза «Не притесняйте меня».

Больше половины штатов даже печатали свои собственные деньги. (Хотя у конфедерации было соглашение, что это было бы незаконно!) Короче говоря, ваши штаты, в то время, действовали точно так же, как независимые страны действуют сейчас, хотя они были объединены Договором об образовании конфедерации.

Хотя они видели, что соглашения конфедерации (например, предоставление Конгрессу исключительного права чеканить монеты) не действовали, они решительно сопротивлялись созданию и подчинению центральной власти, которая могла бы навязать им эти соглашения и вцепиться в них зубами.

Но, некоторое время спустя, появилось несколько прогрессивных лидеров, чье мнение стало доминировать. Они убедили народ, что от создания новой федерации они больше выиграют, чем проиграют. Торговцы сэкономят деньги и увеличат доходы, потому что отдельным штатам больше не разрешается облагать налогом товары друг друга.

Правительства сэкономят деньги и будут больше вкладывать в программы и услуги, которые по-настоящему смогут помочь людям, потому что не надо больше тратить средства на защиту штатов друг от друга. У людей будет больше уверенности в завтрашнем дне, они будут больше защищены и лучше обеспечены, потому что они будут сотрудничать друг с другом, а не воевать.

Вовсе не теряя своего величия, каждый штат может стать еще более великим. Именно так и случилось на самом деле. То же самое могло бы произойти сейчас со 160 странами мира, если бы они образовали Объединенную Федерацию. Это означало бы конец войнам.

Как это? Ведь разногласия всё равно останутся.

Это верно, пока люди остаются привязанными к внешним вещам. Есть верный способ избавиться от войн и любых переживаний, волнения и тревог, — но это духовное решение. И сейчас мы рассматриваем это на геополитическом уровне. Весь секрет в том, чтобы объединить две вещи. Чтобы изменить повседневный опыт, необходимо в практической жизни жить духовной истиной.

Пока не произойдет этого изменения, разногласия всё еще будут. Но ты прав. Войны не нужны. Убийства не нужны. Разве воюют Калифорния и Орегон за право использования водных территорий? Мэриленд и Вирджиния из-за рыбной ловли? Воюют ли друг с другом штаты Висконсин и Иллинойс, Огайо и Массачусетс?

Нет.

А почему бы и нет? Разве между ними не возникали споры и разногласия?

Думаю, за все эти годы — возникали.

Именно так. Но эти отдельные государства добровольно согласились — это было просто добровольное соглашение — соблюдать установленные законы и придерживаться компромиссов в совместных делах, сохраняя право принимать свои законы в отношении собственных дел.

Если споры между штатами всё-таки возникают по причине разных толкований федерального закона — или если кто-то просто нарушает закон, — то дело передается в суд, которому были предоставлены полномочия (т. е. штаты дали ему такую власть) решать споры.

Если случай беспрецедентный и существующие правовые нормы (законодательство) не позволяют провести дело через суд и прийти к удовлетворительному решению, то штаты посылают своих представителей в центральное правительство, чтобы попытаться достигнуть соглашения о новых законах, которые создадут подходящие условия или, в крайнем случае, помогут достичь разумного компромисса.

Так действует ваша федерация. Свод законов, система судов, которым вы доверили трактовать эти законы, и система правосудия, которая, опираясь в случае необходимости на вооруженные силы, обеспечивает соблюдение решений судов.

Хотя никто не спорит, что система нуждается в совершенствовании, это политическое изобретение проработало больше 200 лет! Нет причин сомневаться в том, что тот же самый рецепт подошел бы и для отношений между национальными государствами.

Если всё это так просто, то почему до сих пор никто не попытался?

Пробовали. Ваша Лига Наций была первой попыткой. Организация Объединенных Наций (ООН) — последняя попытка. Но одна попытка провалилась, а другая была эффективна в минимальной степени, потому что (как это было сначала и в Конфедерации американских 13 штатов) члены-представители, особенно самые влиятельные из них, боятся, что они больше проиграют, чем выиграют от этого переформирования.

Это происходит потому, что те, кто «при власти», больше беспокоятся о сохранении власти в своих руках, а не о том, как улучшить качество жизни для всех людей. «Имущие» знают, что такая Всемирная Федерация неизбежно больше даст «неимущим», — но «имущие» думают, что это будет за их счет… а они ничего не уступят.

А разве их страх не имеет оснований? Разве желание сохранить нажитое таким долгим трудом лишено здравого смысла?

Во-первых, если больше отдавать тем, кто голодает и лишен крова, то это вовсе не означает, что другие лишатся своего достатка. Как Я уже говорил, всё, что вам надо сделать, — это взять $1 000 000 000 000, которые вы ежегодно тратите на военные цели, и переориентировать их на гуманитарные нужды. Вы решите проблему, не потратив ни одной лишней копейки и оставив богатства у прежних владельцев.

(Конечно, спорный вопрос, окажутся ли «проигравшими» международные конгломераты, которые получают прибыли от войн и средств вооружения, их работники и все, кто обогащается за счет сознания, ориентированного на разжигание конфликтов во всем мире. Но, во всяком случае, их источник изобилия будет исчерпан. Если для того, чтобы выжить, кому-то нужно, чтобы мир жил в раздорах, то, возможно, эта зависимость объясняет, почему ваш мир упорно сопротивляется любой попытке создать основу для прочного мира.)

Что касается второй части твоего вопроса — о желании удержать то, что нажито с таким трудом, — то, касается это отдельного человека или нации — это не так уж лишено смысла, если исходить только из сознания Внешнего Мира.

Из чего?

Если ваше наибольшее в жизни счастье основано только на опыте, получаемом из Внешнего Мира — физического мира вне тебя, — то действительно, никто и никогда не захочет отдать другим хоть каплю из того, что накоплено, чтобы стать счастливым.

До тех пор, пока «неимущие» видят причину своего несчастья в недостатке материальных вещей, они тоже будут попадаться в ловушку. Они постоянно будут хотеть того же, что есть у вас, а вы никогда не захотите поделиться с ними.

Вот почему я сказал раньше, что есть способ навсегда избавиться от войн и любых переживаний тревог и беспокойств. Но это духовный путь. В конечном счете, любая геополитическая проблема, как и любая личная, сводится к духовной проблеме. Вся жизнь — духовна, поэтому все жизненные проблемы имеют духовное происхождение и духовное решение.

Войны на вашей планете происходят потому, что у кого-то есть что-то и это «что-то» хочется иметь кому-то еще. Это побуждает кого-то совершать действия, совершенно нежелательные для других. Любой конфликт возникает из неадекватного желания.

Во всем мире единственно прочный мир — это Внутренний Мир. Пусть каждый человек обретет мир внутри себя. Когда ты обретаешь внутреннее спокойствие, ты также начинаешь понимать, без чего ты можешь обходиться.

Это значит, что тебе уже просто больше не нужны определенные вещи из внешнего мира. «Безнадобность, — необременённость потребностями, — это большая свобода. Прежде всего, это освобождает тебя от страха — страха, что есть что-то, чего у тебя может не быть; страха, что у тебя есть что-то, что ты можешь потерять; страха, что, не имея чего-то, ты не будешь счастлив.

Во-вторых, „без-надобность“ освобождает тебя от гнева. Гнев — это проявленный страх. Когда тебе нечего бояться, тебе не из-за чего сердиться. Ты не сердишься, когда не получаешь того, что ты хочешь, потому что твое желание — это просто твое предпочтение, а не настоятельная потребность.

Поэтому, возможность не получить этого не ассоциируется у тебя со страхом. А значит, нет и гнева. Ты не сердишься, когда видишь, что другие делают то, что противоречит твоим желаниям, — потому что тебе нет надобности в том, чтобы они делали или не делали вообще что-либо. А значит, нет и гнева.

Ты не сердишься, когда кто-то недобр, потому что тебе нет надобности в том, чтобы они были добрыми. Ты не сердишься, когда кто-то не любит тебя, потому что тебе нет надобности в том, чтобы они тебя любили. Ты не сердишься, когда кто-то жесток, обижает или хочет причинить тебе ущерб, потому что тебе нет надобности в том, чтобы они вели себя как-то по-другому, и ясно, что тебе невозможно причинить ущерб.

Случись кому-то захотеть лишить тебя жизни, ты тоже не будешь в гневе, потому что ты не боишься смерти. Когда ты лишен страха, уйдет и всё остальное, и ты не будешь сердитым. Внутренним чувством, интуитивно, ты знаешь, что всё, что ты создал, можно создать снова или, что важнее, — всё это не имеет значения.

Когда ты обретаешь Внутренний Мир (Покой), как отсутствие, так и присутствие какого-то человека, места или вещи, условия, обстоятельства или ситуации не может быть Создателем состояния твоего разума или причиной твоих переживаний в жизни.

Это не значит, что ты отвергаешь потребности тела. Это далеко не так. Ты испытываешь сполна пребывание в теле и получаешь от этого такое наслаждение, какого раньше никогда не испытывал.

Но ты займешься потребностями тела добровольно, а не принудительно. Ты будешь испытывать ощущения, связанные с телом, потому что ты выбираешь это сам, а не потому, что это необходимо, чтобы испытать счастье или грусть.

Одна такая простая перемена — искать и найти внутренний покой. Если так сделает каждый, это положит конец всем войнам, ликвидирует конфликты, предотвратит несправедливость и установит прочный мир на земле. Никакая другая формула не нужна и невозможна. Мир в мире — это личное дело. Нужно менять не обстоятельства, нужно менять сознание.

Как нам обрести внутренний покой, когда мы голодаем? Быть в безмятежном состоянии, когда мы испытываем жажду? Оставаться спокойными, когда мы мокрые, нам холодно и нет крыши над головой? Как нам избежать гнева, когда наши любимые умирают без всякой причины?

Ты говоришь так возвышенно, но что толку от такой поэзии? Чем это поможет эфиопской матери, на глазах у которой умирает истощенное дитя, потому что нет ни ломтика хлеба? Или мужчине из Центральной Америки, которому пуля разорвала тело, когда он пытался помешать военным захватить его деревню?

Что может сказать Твоя поэзия женщине из Бруклина, которую бандиты изнасиловали восемь раз? Или ирландской семье из шести человек, которые погибли от разорвавшейся бомбы, подложенной в церкви во время воскресной службы?

Нелегко такое слышать, но Я говорю тебе: Во всём есть совершенство. Стремись видеть совершенство. Я говорю именно об изменении сознания. Не нуждайся ни в чем. Желай всё. Выбирай то, что тебе очевидно. Чувствуй своими чувствами. Плачь своими слезами. Смейся своим смехом. Почитай свою правду. Но когда все эмоции уйдут, будь спокоен и знай, что Я Есть Бог.

Другими словами, даже в разгар величайшей трагедии увидь великолепие процесса. Даже если ты умираешь с пулей в груди, даже если тебя насилует банда. Сейчас это воспринимается как что-то невозможное. Но когда ты приблизишься к Божественному Сознанию, у тебя это получится.

Конечно, ты не должен этого делать. Всё зависит от того, как ты хочешь пережить момент. В минуту большой трагедии проблема всегда в том, чтобы успокоить свой ум и проникнуть глубоко в душу. Вы автоматически это делаете, когда ситуация выходит из-под контроля.

Тебе когда-нибудь доводилось говорить с человеком, у которого машина неожиданно свалилась с моста? Или он находился под прицелом наставленного на него оружия? Или едва не утонул? Очень часто такие люди расскажут тебе, что время замедляло ход, их охватывало странное спокойствие, совсем не было страха. „Не бойся, ибо Я с тобою“.[14]

Вот что можно поэтически сказать человеку, который стоит перед лицом беды. В самый мрачный твой час Я буду твоим светом. В самую тяжелую минуту Я буду твоим утешением. В самые тяжелые времена твоих испытаний Я буду твоей силой. Поэтому верь! Я твой пастырь, ты не попадешь в беду. Я приведу тебя в райские кущи. Я покажу тебе тихие воды.

Я верну твою душу в прежнее состояние и поведу тебя путями праведности во Имя Мое. И идя по Долине Смерти, не бойся зла, ибо Я с тобой. Мой жезл и Мой посох поддержат тебя.

Я готовлю тебе трапезу в присутствии врагов твоих. Я умаслю елеем твою голову и чаша твоя будет полной. Доброта и милосердие обязательно будут сопровождать тебя всю твою жизнь до единого дня, и ты останешься в доме Моем — и сердце Моем — навсегда.

Наверх