Беседы с Богом. Необычный диалог. Книга 2 - Часть 9

9

Я готов двигаться дальше. Ты обещал побеседовать о некоторых более крупных аспектах жизни на Земле. С тех пор как я услышал Твои комментарии о жизни в Соединенных Штатах, мне хочется поговорить об этом больше.

Хорошо. Я хочу, чтобы во второй книге были затронуты более масштабные вопросы, имеющие отношение к вашей планете. Нет вопроса более крупного, чем воспитание ваших детей.

У нас с этим не всё в порядке, не так ли…

Всё, конечно, относительно. Относительно ваших слов о том, что вы пытаетесь делать, — да, у вас это не получается. Всё, о чем Я здесь говорю, всё, что до сих пор обсуждалось и послужило поводом для этого документа, должно рассматриваться в этом контексте. Я не сужу о «правильности» или «неправильности», о том, что «хорошо» или «плохо». Я просто делаю замечания насчет эффективности того, что вы, как вам кажется, пытаетесь делать.

Я это понимаю.

Я знаю, что на словах это так. Но может подойти время — еще до того, как этот диалог завершится, — когда ты обвинишь меня в том, что Я осуждаю вас.

Я никогда не стал бы винить Тебя в этом. Я знаю лучше.

Это «знание лучше» никоим образом в прошлом не помешало человеческой расе считать, что Бог судит.

Со мной такого не будет.

Увидим.

Ты хотел поговорить об образовании.

В самом деде. Я вижу, что многие из вас недопонимают роль, цель и назначение образования, не говоря уж о том, как его лучше организовать.

Сказано слишком широко, и я хотел бы в этом разобраться.

Большая часть человеческой расы решила, что роль, цель и функция образования в том, чтобы передавать знания, что обучать кого-то — это означает давать знания. По большому счету, имеются в виду знания какой-то конкретной семьи, клана, племени, общества, нации, мира. Но образование имеет очень отдаленное отношение к знаниям.

Неужели? Ты водишь меня за нос.

Я выразился точно.

Тогда с чем же оно связано?

С мудростью.

Мудростью.

Да.

Ладно, сдаюсь. И в чем тут разница?

Мудрость — это примененное знание.

Выходит, мы должны стараться дать своим детям не знания, а мудрость.

Прежде всего, не надо «стараться» что-то делать. Просто делайте. Во-вторых, не пренебрегайте знаниями в угоду мудрости. Это может стать роковым. С другой стороны, не пренебрегайте мудростью в угоду знаниям. Это тоже может оказаться роковым. Это погубит образование. На вашей планета это уже происходит.

Разве мы пренебрегаем мудростью в угоду знаниям?

В большинстве случаев — да.

Как такое может быть?

Вы учите своих детей что думать, вместо того, чтобы учить, как думать.

Объясни, пожалуйста.

Конечно. Когда вы даете своим детям знания, вы учите их, что думать. Это значит, вы говорите им, что всё, что, по вашему мнению, они должны знать и понимать, — истинно. Когда вы даете своим детям мудрость, вы не говорите им, что именно знать и что верно, а скорее как добраться до своей собственной правды.

Но не бывает мудрости без знаний.

Согласен. Вот поэтому-то Я и сказал, что вы не должны пренебрегать знаниями в угоду мудрости. Определенный объем знаний должен перейти от одного поколения к другому. Это очевидно. Но как можно меньше. Чем меньше — тем лучше. Пусть ребенок постигает сам. Знай это: Знание утрачивается. Мудрость невозможно забыть.

Получается, что в школах надо обучать как можно меньше?

Вашим школам надо сменить приоритеты. Сейчас всё внимание сосредоточено только на знаниях, а мудрости уделяется очень мало внимания. Занятия, где учат мыслить критически, проблемное обучение, логику родители воспринимают с опаской. Они считают, что этому не место в обучении.

Им хотелось бы защитить свой образ жизни. Ведь может случиться так, что дети, которым дозволено развивать свое критическое мышление, могут отвергнуть мораль, ценности и весь образ жизни своих родителей.

Чтобы защитить свой образ жизни, вы придумали систему образования, в основе которой лежит развитие памяти детей, а не их способностей. Детей учат запоминать факты и вымыслы — вымыслы, которые каждое общество о себе придумало. В них не развивают способности находить и создавать правду о самих себе.

Те, кто думают, что они знают, что нужно знать ребенку, громко высмеивают программы, которые направлены на развитие у детей способностей и навыков, а не на механическое заучивание. Но то, чему вы учили, привело ваш мир к невежеству, а не увело от него.

В наших школах не учат вымыслам — там учат фактам.

Вы лжете самим себе и лжете своим детям.

Мы лжем своим детям?

Конечно. Возьми любой учебник истории и почитай. Вашу историю писали люди, которые хотели, чтобы дети увидели мир в определенном свете. Любая попытка расширить исторический анализ более широким обзором фактов отвергается, ее называют «ревизионизмом». Вы не расскажете своим детям правду о своем прошлом, пока они не увидят вас такими, какие вы есть на самом деле.

История в основном пишется исходя из воззрений той части вашего общества, которую вы называете белыми, англосаксами, протестантами, мужчинами.[12] В то время как женщины, темнокожие или представители других меньшинств могут сказать: «Эй, постойте! Всё было не так. Вы многое не учли». Вы морщитесь, кричите и требуете, чтобы «ревизионисты» оставили свои попытки изменить ваши учебники. Вы не хотите, чтобы ваши дети знали, как вы оправдывали то, что происходило, исходя из собственной точки зрения. Тебе нужен пример?

Да, пожалуйста.

В Соединенных Штатах вы не учите своих детей всему, что им необходимо знать о решении вашей страны сбросить атомные бомбы на два японских города, убивая и калеча сотни тысяч людей. Вы предпочитаете давать им факты в том виде, в каком они, по вашему мнению, должны их воспринимать.

Когда делается попытка привести эту точку зрения в равновесие с другой точкой зрения (в данном случае — японцев), — вы визжите, гневаетесь, произносите целые речи, беснуетесь, вскакиваете, бегаете туда-сюда и требуете, чтобы школы и думать не смели о том, чтобы раскрыть данные в своих исторических обзорах этого важного события. Получается, что вы учили не истории, а политике.

История должна быть точным и подробным анализом того, что произошло на самом деле. Политика никогда не связана с тем, что в действительности случилось. Политика — это всегда лишь чья-то точка зрения по поводу произошедшего. История раскрывает факты, — политика судит.

История разоблачает, говорит всё как есть. Политика скрывает, рассказывает только одну сторону. Политики ненавидят правдиво написанную историю. Любая история, написанная правдиво, также не слишком хорошо отзывается о политиках. Но на вас новый наряд короля, потому что дети видят вашу наготу.

Если научить детей критически мыслить, то они посмотрят на вашу историю и скажут: «Надо же, родители и взрослые так заблуждались». А этого вы не потерпите, и не допустите, чтобы такое пришло им в голову. Вы не хотите, чтобы ваши дети располагали самыми основными фактами. Вы хотите, чтобы у них был ваш взгляд на вещи.

Я думаю. Ты здесь немного преувеличиваешь. Ты далековато зашел с этим аргументом.

Неужели? Большинство людей в вашем обществе даже не хотят, чтобы их дети знали самые основные факты жизни. Люди пришли в ужас, когда в школах стали учить, как функционирует человеческое тело. Теперь говорят, что детям нельзя рассказывать о том, как передается СПИД и как сделать так, чтобы этого не происходило. Разве что вы обстоятельно расскажете о том, как избежать СПИДа. Тогда это нормально. Почему бы просто не дать факты и не позволить им самим решать за себя? Ни за что в жизни.

Дети еще не готовы решать такие вещи за себя. Их надо тщательно наставлять.

Ты наблюдал за тем, что происходит в мире в последнее время?

Ты о чем?

О том, как вы раньше воспитывали своих детей.

Нет, мы только вводили их в заблуждение. Если мир в таком ужасном состоянии — и во многих отношениях, — то это вовсе не потому, что мы учили детей старым ценностям, а потому, что мы позволили обучать их всем этим «последним крикам»!

И ты в это действительно веришь?

Ты чертовски прав. Я действительно верю в это! Если бы мы ограничились в обучении чтением, письмом и арифметикой вместо того, чтобы перекармливать их всякой всячиной типа «критическое мышление», то мы бы сегодня жили намного лучше.

Если бы мы выдворили так называемое «сексуальное просвещение» из классов, то нам бы не пришлось сейчас видеть подростков с собственными детьми, и матерей-одиночек, которые в свои 17 лет претендуют на специальное пособие, и того, как мир просто выбивается из-под контроля.

Если бы мы настояли на том, чтобы наша молодежь жила нашими моральными нормами, если бы мы не позволяли детям отступать от них и создавать свои собственные, то мы бы не превратили нашу когда-то сильную, жизнеспособную нацию в свое жалкое подобие.

Понимаю.

И еще. Не настаивай и не говори мне, что мы должны вдруг признать себя «неправыми» за то, что совершили в Хиросиме и Нагасаки. Ради Бога, мы ведь покончили с войной. Мы спасли тысячи жизней. С обеих сторон. Мы заплатили за это ценой войны. Никому не нравилось это решение, но его надо было принять.

Понимаю.

Да уж, Ты понимаешь. Ты как все эти розовые коммунисты-либералы. Ты хочешь, чтобы мы пересмотрели нашу историю. Ты хочешь, чтобы мы всё изменили и сами сжили себя со света. И тогда вы, либералы, наконец-то добьетесь своего, завладеете миром, — создадите свои декадентские общества, перераспределите богатства. Власть народу и всякая подобная чушь. Только это нас ни к чему не привело. То, что нам нужно, — так это возврат к прошлому, к ценностям наших предков. Вот что нам нужно!

Больше сказать нечего?

Нечего, я сказал всё. Ну и как?

Ты хорошо сказал. Действительно хорошо.

Когда годами слушаешь радио, это не трудно сделать.

Так думают люди на вашей планете. Да?

Можешь не сомневаться. И не только в Америке. Я хочу сказать, что можно сменить название страны, название войны, вставить любую военную вылазку наступательного характера любой нации, в любое время в истории. Это не имеет значения. Все считают, что правы они. Всякий скажет, что именно другой человек «не прав». Забудь про Хиросиму. Возьми вместо этого Берлин. Или Боснию.

Каждый знает, что именно старые ценности были действенными. Каждый знает, что жизнь скатывается в ад. И не только в Америке. Повсюду. Раздаются возгласы протеста за возвращение старых ценностей и за возвращение к национализму на всей планете.

Я знаю, что это так.

Я просто попытался сейчас изложить эти чувства, озабоченность, негодование.

У тебя это хорошо получилось. Ты почти убедил Меня.

Ну, как? Что Ты скажешь тем, кто действительно так думает?

Я скажу, вы что, действительно думаете, что 30, 40, 50 лет тому назад дела обстояли лучше? Я говорю, что память слепа. Вы помните лучшее и забываете всё самое плохое. Это нормально. Только не обманывайтесь. Поразмыслите немного критически, а не старайтесь запоминать то, что хотят от вас другие.

Говоря снова о нашем примере, ты действительно считаешь, что сбросить атомную бомбу на Хиросиму было совершенно необходимо? Что говорят ваши американские историки о тех многочисленных сообщениях, сделанных теми, кто хотел знать больше о том, что произошло на самом деде?

Японская империя конфиденциально выразила перед Соединенными Штатами свою готовность прекратить войну до того, как была сброшена бомба! Какую роль желание отомстить за ужасы Перл-Харбора сыграло в принятии решения о бомбардировке? И если ты допускаешь, что бомбовый удар на Хиросиму был необходим, то зачем тогда понадобилось сбрасывать вторую бомбу?

Конечно, может быть, твое собственное мнение обо всём этом и правильное. Возможно, и американская точка зрения на этот счет отражает всё именно так, как это было на самом деле. Не в этом суть обсуждения. Главное здесь в том, что ваша система образования, по существу, не допускает критического осмысления этих и многих других вопросов.

Ты можешь себе представить, что будет с общественными предметами или с учителем истории в штате Айова, который задает классу вышеперечисленные вопросы, побуждая и стимулируя своих учеников изучить и глубоко понять эти вопросы, а потом сделать свои собственные выводы?

Вот в чем суть! Вы не хотите, чтобы ваши молодые люди приходили к собственным заключениям. Вы хотите, чтобы они пришли к тем же выводам, что и вы. Таким образом, вы обрекаете их повторять те же ошибки, к которым привели вас ваши заключения.

А как насчет утверждений, высказанных столькими людьми о старых ценностях и разобщенности нашего общества в наши дни? Как относиться к невероятному росту рождения детей у подростков или к большому количеству оставивших учебу юных мам, живущих на детское пособие, или к тому, что мир становится безумным?

Ваш мир стал неуправляемым. С этим я соглашусь. Но ваш мир выбился из-под контроля не из-за того, что вы разрешили школам учить своих детей чему-то. Он стал неуправляемым из-за того, чему вы не разрешили учить. Вы не разрешили своим школам учить, что любовь — это всё, что есть. Вы не разрешили своим школам говорить о бескорыстной любви.

Черт возьми, мы бы даже нашим религиям не позволили говорить об этом.

Это так. И вы не позволите, чтобы ваших детей учили радоваться самим себе и их чудесной сексуальной природе. Вы не позволите своим детям знать, что они, прежде всего, духовные существа, находящиеся в теле. И вы не воспринимаете, что дети — это души, вошедшие в тела.

В обществах, где о сексуальности говорят открыто, свободно обсуждают, с радостью объясняют и узнают о ней по опыту, практически нет сексуальных преступлений, — есть только незначительное количество неожидаемого появления детей на свет и нет «незаконных» или нежелательных родов. В высокоразвитых обществах каждое рождение является счастьем, обо всех матерях и обо всех детях заботятся. В таком обществе иначе и быть не может.

В обществах, где история не подвержена влиянию взглядов наиболее сильных и властных, ошибки прошлого признают открыто и никогда их не повторяют. Достаточно один раз допустить промах, чтобы ясно понять его вред для самого человека.

В обществах, где учат критическому мышлению, решению проблем и навыкам для жизни, а не просто механическому запоминанию фактов, даже, так называемые, «освидетельствованные» действия в провалом, тщательно изучают. Ничто не воспринимают на веру по первому впечатлению.

И как это действует? Давай возьмем наш пример из Второй мировой войны. Как был бы рассмотрен исторический эпизод с Хиросимой в школьной системе, где учат навыкам жизни, а не голым фактам?

Ваши учителя точно описали бы всё, что там произошло. Они обязательно включили бы все факты — именно все, — которые предшествовали этому событию. Осознавая, что всегда существует не одно мнение на любой счет, они попытаются найти взгляды историков от каждой стороны. Они не будут просить учеников запомнить факты.

Вместо этого, они будут побуждать класс усомниться в услышанном. Они скажут: «А теперь вы уже всё слышали об этом событии. Вы знаете, что было до него, что было после. Мы дали вам столько „знаний“ об этом событии, сколько нам удалось раздобыть. Итак, исходя из этих „знаний“, какую „мудрость“ вы почерпнули для себя?».

Если бы вам пришлось решать проблемы, которые предстояло решить тогда и которые были решены путем сбрасывания бомбы, то как бы их решили вы? Можете ли вы придумать решение лучше?

Ну конечно. Это так легко. Каждый из нас «задним умом крепок». Любой может оглянуться и бросить через плечо: «Я бы сделал по-другому».

Так почему же вы этого не делаете?

Прости, не понял?

Я сказал, так почему же вы этого не делаете? Почему вы не оглянулись, не научились на своем прошлом и не сделали по-другому? Я скажу тебе почему. Потому что позволить детям заглянуть в прошлое и осмыслить его критически — фактически, потребовать, чтобы это было обязательным в их обучении, — было бы рискованным, потому что они могли бы не согласиться с тем, как вы вершили дела.

А они в любом случае не согласятся. Вы ни за что не допустите такого на уроках. Тогда они пойдут на улицу. Будут махать всякими плакатами. Рвать призывные повестки. Жечь лифчики и флаги. Делать всё, что взбредет в голову, чтобы вы обратили на них внимание, чтобы заставить вас увидеть.

Ваша молодежь открыто кричала вам: «Есть решение получше!» А вы всё не слышите их. Вы не хотите их услышать. И уж, конечно, вы не хотите воодушевлять их на уроках, чтобы они критически относились к фактам, которые вы им даете.

Берите, что вам дают, — говорите вы им. Нечего приходить и говорить здесь, что мы поступали неправильно. Просто зарубите себе на носу, что мы всё делали правильно, — только и всего. Вот так вы учите своих детей. И это вы называете образованием.

Но найдутся люди, которые скажут, что именно молодые люди с их безумными, бредовыми, либеральными идеями опустили страну и этот мир на самое дно. Отправили в ад. Низвели до края забвения. Разрушили нашу культуру, основанную на ценностях, и подменили ее моралью типа «делай, что хочешь» или «после нас — хоть потоп», — которая угрожает полностью разрушить образ нашей жизни.

Молодежь действительно рушит ваш образ жизни. Молодежь всегда это делала. Ваше дело — воодушевлять их, а не отбивать у них охоту. Не молодежь вырубает леса. Они просят вас не делать этого. Не молодежь разрушает озоновый слой. — Это они просят вас не делать этого. Не молодежь эксплуатирует труд бедных на тяжелых работах по всему миру. — Это они просят вас не делать этого.

Не молодежь до смерти изнуряет вас налогами, используя потом эти деньги на войны и вооружение. — Это они просят вас прекратить это. Не молодежь игнорирует проблемы слабых и обездоленных, позволяя сотням людей ежедневно умирать от голода на планете, где достаточно еды, чтобы накормить каждого. — Это они просят вас не делать этого.

Не молодежь занята политикой обмана и манипулирования. — Это они просят вас не делать этого. Не молодежь испытывает сексуальную подавленность, стыдится и стесняется собственных тел и передает этот стыд и смущение своим потомкам. — Это они просят вас не делать этого. Не молодежь установила систему ценностей, в которой «кто силен, тот и прав», и общество, которое решает проблемы с помощью насилия. — Это они просят вас не делать этого. Более того, они не просят вас…. они умоляют вас.

Но ведь именно молодежь бушует! Молодые люди, которые организовывают банды и убивают друг друга! Молодежь воротит нос от законов и порядка — любого порядка. Молодежь сводит нас с ума!

Если крики и чаяния молодежи изменить мир не услышат и к ним не прислушаются; если они увидят, что их дело проиграно (вы пойдете своим путем, — не важно каким), тo молодежь (а они не тупые) «из всех зол выберет меньшее». Если им вас не победить, то они будут с вами заодно.

Ваша молодежь заодно с вами в ваших поступках. Если они ожесточились, то это потому, что ожесточились вы. Если они «заматериализованы», то это потому, что «заматериализованы» вы. Если они творят безумства, то это потому, что вы творите безумства. Если они манипулируют сексом, относятся к нему легкомысленно, безобразно, то это только потому, что они видят: вы делаете то же самое. Единственная разница между молодыми людьми и людьми старшими в том, что молодежь делает всё это открыто.

Взрослые скрывают свое поведение. Взрослые думают, что молодежь ничего не видит. Молодежь видит всё. От них ничего не утаишь. Они видят лицемерие своих взрослых и пытаются что-то изменить.

Но, сделав неудачную попытку, они не видят другого выхода, кроме того, чтобы начать подражать всему этому. В этом они неправы, но их не учили по-другому. Им никогда не разрешали критически анализировать то, что делают взрослые. Им разрешалось только запоминать это. То, что ты запоминаешь, ты увековечиваешь.

Так как же нам учить нашу молодежь?

Прежде всего, обращайтесь с ними как с душами. Они — это души, которые вошли в физическое тело. Душе нелегко это сделать, и душе нелегко к этому привыкнуть. Она как бы в заточении. Если ребенка сильно ограничивать, он может вдруг выразить свой протест. Услышьте этот крик. Поймите его. И дайте своим детям столько чувства «неограниченности», сколько вы можете.

Далее, вводите их в созданный вами мир заботливо и с любовью. Будьте осторожны в отношении того, чем вы загружаете им память. Дети помнят всё, что видят и переживают. Зачем вы шлепаете своих детей в тот момент, когда они появляются на свет? Вы и в самом деле думаете, что только так можно заставить организм действовать?

Почему вы отлучаете детей от своих матерей с первых же минут после того, как они только что расстались с единственной привычной для них на тот момент формой жизни? Почему бы не подождать, давая им возможность на мгновение оценить, соизмерить, поглазеть на мир, чтобы только что родившиеся почувствовали безопасность и комфорт того, что дало им жизнь?

Почему вы допускаете, что самые первые ощущения, которым подвергается ваш ребенок, связаны с насилием? Кто вам сказал, что детям это на пользу? Почему вы прячете образы любви?

Почему вы учите своих детей стыдиться и стесняться собственного тела и его функций, пряча от них ваши тела и не разрешая им трогать себя с удовольствием? Что они извлекут из этого об удовольствии? Что вообще будут думать о теле?

Почему вы отдаете своих детей в школы, где позволяют и поощряют соперничество, где поощряют тех, кто ведет себя «лучше» и выучил «больше», где ставят оценки за «поведение» и с трудом терпят, если кто-то пытается идти в своем собственном темпе? Что ваш ребенок извлекает из этого?

Почему вы не учите своих детей движению, музыке и радости искусства, таинству сказок, чуду жизни? Почему вы не стараетесь обнаружить в ребенке естественные задатки, а стремитесь вложить в него то, что ему не свойственно?

Почему вы не позволяете своим детям постигать логику, научиться мыслить критически, решать проблемы, созидать, используя механизмы их собственной интуиции и самое глубокое внутреннее знание вместо правил и отработанных схем для запоминания и готовых выводов общества, которое уже доказало свою неспособность развиваться, следуя этим методам, но всё еще продолжает ими пользоваться?

И, наконец, учите понятиям, а не предметам. Разработайте новый курс обучения и постройте его на трех основных понятиях: Осознание, Честность, Ответственность. Учите детей этим понятиям с самого раннего детства. Пусть они учатся этому всю жизнь до последнего дня. Пусть самой основой модели обучения будут дети. Пусть процесс обучения исходит из глубоких внутренних потребностей детей.

Мне не понятно, что это значит.

Это значит, что всё, чему вы учите, должно исходить из этих понятий.

Ты можешь объяснить? Как же нам учить чтению, письму и математике?

В основе всего — от самых первых букварей до более сложных книг для чтения — во всех сказках, рассказах и историях должны быть эти три базовые понятия. То есть, нужно, чтобы это были рассказы об осознанности, рассказы о честности, рассказы об ответственности. Нужно знакомить детей с этими понятиями, вводить и погружать их в эти понятия.

Письменные задания и другие виды работ также должны быть ориентированы на эти основные понятия, по мере того, как ребенок совершенствуется в умении выражать себя.

Даже навыкам счета надо обучать в этих же рамках. Арифметика и математика не абстракции, они — самые основные инструменты во Вселенной для практической жизни. Нужно обучать навыкам счета в контексте более широкого жизненного опыта так, чтобы привлечь внимание и сконцентрироваться на этих основных понятиях и производных от них.

Какие это «производные»?

Всю образовательную модель можно построить на этих производных понятиях, заменив ими существующие сейчас учебные предметы, которые изучают, в основном, факты.

Например?

Ну, давай представим. Какие понятия важны для нас в жизни?

Ну, я бы назвал… честность, как Ты уже сказал.

Так, продолжай. Это основное понятие.

И, гм… справедливость. Для меня это важное понятие.

Хорошо. Какие еще?

Хорошо относиться к другим. Это важно. Только я не знаю, как это назвать.

Продолжай. Просто говори, что думаешь.

Преуспевать. Быть терпимым. Не обижать других. Относиться к другим на равных. Вот те вещи, которым я хотел бы научить своих детей.

Хорошо. Отлично! Говори дальше.

Ну… верить в себя. Это важно. И… постой-постой… как бы это лучше выразить. Ну… да, вот так: сохранять собственное достоинство. Я бы назвал это качество — сохранением собственного достоинства. Не знаю, каким понятием это лучше выразить, но это связано с тем, как человек несет себя по жизни, как он почитает других и как относится к тому, что выбирают другие.

Это хорошее качество. Все эти качества важные. Вы сейчас начинаете это понимать. Но есть много других понятий, которые все дети должны глубоко осознать, если им предстоит стать развитыми личностями и вырасти людьми в полном смысле слова. Но вы не учите этому в ваших школах.

Вещи, о которых мы сейчас говорим, очень важны, но их не изучают в школе. Вы не учите, что значит быть честным. Вы не учите, что значит быть ответственным. Вы не учите, что значит осознавать чувства других людей и уважать чужой выбор.

Вы говорите, что этому должны научить родители. Но родители могут передать только то, что было передано им. И отцовские грехи переходят к сыновьям. В своем доме вы учите тому, чему вас, в свое время, учили ваши родители.

И что? Что в этом плохого?

Мне уже приходилось повторять здесь не раз: знаешь ли ты, что происходит в мире?

Ты то и дело заостряешь на этом внимание. Ты заставляешь нас взглянуть на всё это. Но ведь это не наша вина. Нас нельзя винить за то, как живет остальной мир.

Дело не в чувстве вины. Все дело в выборе. Если ты не в ответе за те решения, которые принимало и продолжает принимать человечество, то кто же?

Но не можем же мы отвечать за всё!

Я говорю тебе: Пока вы не захотите принять на себя ответственность за всё, что происходит, вы ничего не можете изменить. Нельзя то и дело твердить, что это они сделали, что это они всё еще продолжают так делать и пусть бы они что-то исправили! Вспомни чудесную фразу, которую произнес персонаж Пого из комикса Уолта Келли, и никогда не забывай ее: «Мы повстречались с врагом, и враг тот — мы сами».

Мы повторяли одни и те же ошибки на протяжении сотен лет, — так получается…

Тысяч лет, сын мой. Вы совершали одни и те же ошибки на протяжении тысяч дет. Человечество не продвинулось в своих основных инстинктах дальше, чем это было в эпоху пещерного человека. Но всякую попытку что-то изменить встречают с презрением. Всякий вызов взглянуть на ваши ценности и, может быть, даже изменить их, приветствуется страхом, который сменяется гневом.

И вот от Меня сейчас исходит идея обучать высшим понятиям в школах. О, сейчас мы действительно шагаем по тонкому льду. И все-таки в высокоразвитых обществах делается именно так.

Но проблема в том, что не все родители согласны с подобными понятиями и с тем, что они означают. Так что мы не можем учить этому в наших школах. Родители придут в ужас, если ввести подобные вещи в курс обучения. Они заявляют, что всем этим «ценностям» не место в школе.

Они неправы! Опять-таки, исходя из того, что вы, как раса людей, говорите о своих намерениях — что вы хотите построить жизнь лучше, — они неправы. Именно в школах надо учить всему этому. Это именно так, потому что школы обособлены от родительских предрассудков.

Это именно так, потому что школы отдалены от родительских предубеждений. Вы уже видели, что получилось на вашей планете в результате того, что ценности родителей передавались детям. На вашей планете беспорядок. Вы не понимаете самые основные принципы цивилизованных обществ.

Вы не знаете, как улаживать конфликты без насилия. Вы не знаете, как жить без страха. Вы не знаете, как действовать без выгоды для себя. Вы не знаете, как любить без всяких условий. Всё это основные — базовые — принципы, а вы еще не подошли к тому, чтобы даже начать их понимать, уж не говоря о том, чтобы воплощать их в жизнь… тысячи и тысячи лет спустя.

Есть ли какой-нибудь выход из этой неразберихи?

Да! И он в ваших школах! В образовании вашей молодежи! Ваша надежда — на следующее поколение и на следующее после него. Вам надо перестать погружать их в пути прошлого. Они не сослужили добрую службу. Они не привели вас туда, куда вы выразили желание пойти. Но если вы не позаботитесь, то вы неминуемо попадете туда, куда вы держите курс!

Так остановитесь! Оглянитесь вокруг! Сядьте вместе и соберитесь с мыслями. Создайте высшее из высших представлений о себе как о человеческой расе, какого у вас еще никогда не было. Затем возьмите ценности и понятия, которые поддерживают эту идею, и обучайте им в школах. Почему бы не ввести такие курсы, как…

• Сила понимания.

• Улаживание конфликтов мирным путем.

• Составляющие надежных отношений.

• Индивидуальность и создание самого себя.

• Тело, разум и душа: как они функционируют.

• Занимательное творчество.

• Как быть довольным собой и ценить других.

• Радостное самовыражение в сексе.

• Справедливость.

• Терпимость.

• Различия и сходства.

• Этическая экономика.

• Творческое сознание и сила ума.

• Самосознание и бдительность.

• Честность и ответственность.

• Видимость и прозрачность.

• Наука и духовность.

Многое из этого сейчас уже изучают. Мы называем это общественными науками.

Я не говорю об уроках, которые проходят два раза в неделю в течение семестра. Я имею в виду отдельные курсы по всем этим вещам. Я говорю о полном пересмотре ваших школьных учебных планов. Я говорю о школьных курсах, ориентированных на ценности. Сейчас вы обучаете в основном по школьным планам, ориентированным на факты.

Я говорю, что вы должны сконцентрировать внимание ваших учеников на постижении основных понятий и теоретических схем, вокруг которых могут быть выстроены их системы ценностей. И уделяйте этому столько же внимания, сколько вы уделяете датам, фактам и статистике.

В высокоразвитых обществах вашей галактики и вашей Вселенной (о них мы будем подробнее говорить в Книге 3) детей обучают понятиям для жизни, начиная с самого раннего возраста. То, что вы называете «фактами», в этих обществах считается гораздо менее важным, и этому учат в более позднем возрасте.

Вы создали на своей планете общество, в котором маленький Джонни уже умеет читать, не выйдя из дошкольного возраста, но еще не научился, как ему перестать кусать своего братишку. Сьюзи на зубок знает таблицу умножения, сходу давая ответы по памяти на всё более и более ранних этапах обучения, но она еще не узнала, что нет ничего постыдного в том, что касается ее тела, и стыдиться тут нечего.

Сейчас ваши школы существуют, главным образом, чтобы давать ответы. Но было бы гораздо больше пользы, если бы их основной функцией было ставить вопросы. Что значит быть честным, ответственным или «справедливым»? Что из этого следует? А что, собственно, значит 2+2=4? Что из этого следует? Высокоразвитые общества побуждают детей, чтобы они сами искали и находили ответы на такие вопросы.

Но… но это привело бы к хаосу!

А те условия, в которых вы сейчас живете…

Ладно, ладно… Скажем, это привело бы к еще большему хаосу.

Я не говорю, что ваши школы не должны делиться со своими детьми знаниями и готовыми решениями. Как раз наоборот. Школы выполняют свое назначение, когда они делятся с молодыми тем, что взрослые узнали, открыли, решили и выбрали в прошлом. Тогда ученики могут пронаблюдать, как это всё действовало. Но в ваших школах вы представляете ученикам данные так, как будто Всё Это Верно. На самом же деле, информацию нужно предлагать просто, как информацию.

Данные из прошлого не должны быть основанием для истины нынешней. Данные из предшествующего времени или опыта должны быть — всегда и только — основанием для новых вопросов. Сокровище всегда должно таиться в вопросе, а не в ответе.

А вопросы всегда одни и те же. Что касается фактов, которые мы вам изложили, — вы согласны с ними или нет? Что вы думаете? Это всегда ключевой вопрос. Он всегда в центре внимания. Что вы думаете? Что вы думаете? Что вы думаете?

Конечно же, при ответе на этот вопрос дети будут ссылаться на ценности родителей. Родители будут продолжать оказывать сильное влияние — несомненно, играть главную роль — в создании у детей системы ценностей.

Школа должна стремиться и видеть свою цель в том, чтобы побуждать детей с самого раннего возраста и до окончания формального обучения изучать эти ценности, учиться, как ими пользоваться, применять, знать их применение в действии — и, да, даже подвергать их сомнениям. Потому что родители, которые не хотят, чтобы дети сомневались в их ценностях, не любят своих детей, — они, скорее, любят себя, через своих детей.

Хотел бы я — о, как бы я хотел, чтобы такие школы были!

Есть школы, которые близки к этой модели обучения.

Неужели?

Да. Почитай труды человека по имени Рудольф Штайнер. Изучи методы Вальдорфской школы, которую он открыл.

Конечно, я знаю про эти школы. Это реклама?

Это констатация факта.

Потому что Ты знал, что я знаком с Вальдорфскими школами. Ты это знал.

Конечно, я это знал. Всё в твоей жизни было тебе на пользу и привело тебя к этому моменту. Я ведь начал говорить с тобой не в начале этой книги. Я годами беседовал с тобой через твои ассоциации и переживания.

Ты говоришь, что Вальдорфская школа — самая лучшая?

Нет. Я говорю, что это модель, которая работает, учитывая то, что вы, как человеческая раса, изъявляете желание делать, какими вы хотите быть. Я говорю, что это один из примеров того, как образование может достигать поставленных целей, имея в качестве ориентира «мудрость», а не просто «знание». В вашем обществе такие примеры редки.

Да, я очень одобряю эту модель. Вальдорфские школы очень отличаются от других школ. Я хочу привести один пример. Он простой, но он очень хорошо иллюстрирует суть дела.

В Вальдорфской школе учитель сопровождает своих учеников через все ступени начального обучения. Все эти годы у учеников один и тот же учитель, и им не приходится переходить от одного учителя к другому. Можно ли себе представить, какая связь при этом возникает между учителем и учениками? Можно ли понять ее значение?

Учитель узнает ребенка так хорошо, как будто это его собственный ребенок. Ребенок выходит на уровень доверия и любви в отношениях с учителем, который открывает такие возможности, о существовании которых традиционные школы даже не подозревали.

По истечении лет учитель снова возвращается к первой ступени обучения и уже с новым классом учеников проходит весь курс обучения от начала до конца. Учитель Вальдорфской школы, одержимый своей работой, может закончить свою деятельность, проработав только с четырьмя классами учеников за всю свою карьеру.

Но он сыграл такую роль для своих учеников, какую трудно даже представить в условиях традиционного обучения. Эта модель образования признает и утверждает, что взаимоотношения между людьми, их совместная деятельность и любовь, которой они делятся друг с другом при таком подходе к обучению, так же важны, как и любые факты, которые учитель может сообщать детям. Это, как домашнее обучение, только вне дома.

Да, это хорошая модель.

А есть другие хорошие модели?

Есть. Что касается обучения, то на вашей планете наблюдается некоторый прогресс, — но всё происходит очень медленно. Даже сама попытка внедрить в школы учебные курсы, ориентированные на достижение целей и формирование навыков, встречается с огромным сопротивлением.

Люди не считают всё это эффективным или видят в этом угрозу. Они хотят, чтобы дети учили факты. Правда, есть отдельные попытки. Но многое еще предстоит сделать. Учитывая, кем вы, люди, хотите стать, это только одна сфера человеческого опыта, которая нуждается в изменениях.

Да, я думаю, что на политической арене тоже нужны кое-какие перемены.

Несомненно.

Наверх