Беседы с Богом. Необычный диалог. Книга 1 - Часть 24

Ты считаешь эти позиции правильными? Ты верил слову кого-то другого? А что может сказать твое «Я»?

В таких делах нет «хорошего» или «плохого».

Но своими решениями ты рисуешь портрет того, Кто Ты Есть.

Действительно, своими решениями ваши государства уже нарисовали такие портреты.

Своими решениями ваши религии уже создали устойчивые, неизгладимые образы. Своими решениями ваши общества тоже создали свои автопортреты.

Ты доволен этими портретами? Это те образы, которых ты хочешь? Отражают ли эти портреты, Кто Ты Есть?

Будь осторожнее с этими вопросами. Они могут потребовать, чтобы ты задумался.

Думать тяжело. Делать оценочные суждения трудно. Ты оказываешься в положении того, кто по-настоящему творит, ведь так много раз ты вынужден был говорить: «Я не знаю. Я просто не знаю». Но тебе придется решать. Тебе придется выбирать. Ты должен будешь сделать произвольный выбор.

Такой выбор – решение, которое исходит не из предыдущего личного знания, – называется чистым творением. И индивид осознает, глубоко осознает, что в принятии таких решений создается «Я».

Большинство из вас такая важная работа не интересует. Большинство из вас скорее предоставило бы это другим. И поэтому, в большинстве своем, вы не самосотворенные, а сотворенные привычкой – существа, созданные другими.

Потом – когда другие сказали тебе, что ты должен чувствовать, и это полностью противоречит тому, что ты на самом деле ощущаешь, – ты переживаешь глубокий внутренний конфликт. Что-то глубоко внутри тебя говорит: сказанное тебе другими не является тем, Кто Ты Есть. Куда с этим идти? Что делать?

Первым делом ты отправляешься к вашим церковникам – к людям, которые, прежде всего и поставили тебя в такое положение. Ты идешь к своим пасторам, к своим раввинам, к своим священникам, к своим учителям, и они велят тебе перестать слушать самого Себя. Самые худшие из них вообще пытаются отпугнуть тебя от этого; отпугнуть тебя от того, что ты интуитивно знаешь.

Они расскажут тебе о дьяволе, о Сатане, о демонах и злых духах, об аде и проклятии и о всяких ужасах, какие они только могут придумать, чтобы заставить тебя понять: то, что ты интуитивно знал и чувствовал, было неправильным, а единственное, в чем ты сможешь обрести покой, – это в их мышлении, в их идеях, в их толкованиях правильного и неправильного, в их понимании того, Кто Ты Есть.

Обольщение здесь в том, что всё, что тебе нужно сделать, чтобы получить незамедлительное одобрение, – это согласиться. Согласись – и ты сразу же получишь одобрение. Начнут и петь, и кричать, и танцевать, и махать руками – аллилуйя!

Против этого трудно устоять. Такое одобрение, такая радость по поводу того, что ты узрел свет, что ты был спасён.

Одобрения и публичные признания редко сопровождают внутренние решения. Веселье нечасто сопутствует выборам, которые следуют за личной истиной. В действительности, всё как раз наоборот. Другие могут не только не обрадоваться – как ни странно, они могут сделать тебя объектом насмешек.

Что? Ты думаешь сам за себя? Ты сам за себя решаешь? Ты подходишь ко всему со своими собственными мерками, своими собственными суждениями, своими собственными оценками? Да вообще, кем ты тут себя считаешь?

И действительно – это и есть именно тот вопрос, на который ты отвечаешь.

Но эта работа должна быть сделана без чьей-либо посторонней помощи. Без каких-либо наград, похвалы – может быть, этого вообще никто и не заметит.

Но ты задаешь очень хороший вопрос. Зачем продолжать? Зачем вообще начинать этот путь? Что предстоит извлечь из такого путешествия?

Что есть стимул для этого? Что является причиной?

Причина, до смешного проста.

ДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ НЕЧЕГО.

Что Ты имеешь в виду?

Я хочу сказать, что это – единственный путь. Делать больше нечего. Фактически, нет ничего другого, что ты можешь делать. Тебе предстоит делать то, что ты делаешь, всю оставшуюся жизнь – так же, как ты делал это с рождения. Единственный вопрос – будешь ли ты делать это сознательно или неосознанно.

Понимаешь, ты не можешь сойти с пути. Ты вступил на него до своего рождения. Твое рождение – это просто знак того, что путь уже начался.

Поэтому вопрос не в том, зачем начинать этот путь. Ты его уже начал. Ты сделал это с первым ударом своего сердца. Вопрос ставится по-другому: хочу ли я пройти этот путь осознанно или неосознанно? Со знанием дела иди в полном неведении? В качестве причины моего жизненного опыта или под его воздействием?

Большую часть своей жизни ты прожил под воздействием собственного жизненного опыта. Теперь тебе предлагают стать его причиной. Это то, что известно как «сознательная жизнь». Это то, что называют полной осознанностью.

Как Я сказал, многие из вас уже прошли некоторое расстояние. Ты добился немалого прогресса. Не стоит думать, что, прожив все эти жизни, ты достиг «только» этого. Некоторые из вас – высокоразвитые создания с очень уверенным чувством Себя. Ты знаешь, Кто Ты Есть, и знаешь, чем ты хотел бы стать. Более того, ты даже знаешь путь, как добраться отсюда туда.

Это великий знак. Это верный признак.

Чего?

Того, что у тебя осталось очень мало жизней.

Это хорошо?

Сейчас, для тебя – да. И это потому, что ты так говоришь. Еще недавно всё, что ты хотел сделать, – это остаться здесь. Теперь всё, что ты хочешь сделать, – это уйти. Это очень хороший знак.

Еще недавно ты убивал живых существ – жуков, растения, деревья, животных, людей; теперь ты не можешь убить существо без полного осознания, что ты совершаешь и почему. Это очень хороший знак.

Еще недавно ты проживал жизнь так, как будто у нее не было цели. Теперь ты знаешь, что у нее нет цели, кроме той, которую ты ей определил. Это очень хороший знак.

Еще недавно ты умолял Вселенную донести до тебя Истину. Теперь ты рассказываешь Вселенной свою правду. И это очень хороший знак.

Еще недавно ты стремился стать богатым и знаменитым. Теперь ты чудесным образом хочешь быть «просто» самим Собой.

И еще совсем недавно ты боялся Меня. Сейчас ты любишь Меня настолько, чтобы считать Меня равным себе.

Всё это очень, очень хорошие знаки.

Боже мой… Ты заставляешь меня почувствовать себя просто замечательно.

Тебе и должно быть хорошо. Тому, кто говорит «Боже мой», не может быть плохо.

У Тебя и в самом деле есть чувство юмора.

Я изобрел юмор!

Да, ты уже говорил. Хорошо, допустим, что причина, по которой следует продолжать, – в том, что другого ничего не остается делать.

Именно так.

Тогда могу я спросить Тебя – становится ли, по крайней мере, хоть чуточку легче?

О, милый друг, – сейчас тебе настолько легче, чем три жизни тому назад, что я даже не могу тебе это передать.

Да-да, в самом деле, легче. Чем больше ты вспоминаешь, тем больше ты способен пережить, тем больше ты знаешь – можно так сказать. И чем больше ты знаешь, тем больше ты вспоминаешь. Это замкнутый круг. Поэтому да, становится легче, становится лучше и делается всё радостней.

Но помни, что ничего такого уж каторжного во всём этом и не было. Я хочу сказать, что тебе всё нравилось! До последней минуты! О, какая удивительная штука эта жизнь! Разве она не прекрасна?

Я полагаю, да.

Ты полагаешь? Насколько еще более прекрасной я мог ее создать? Разве сейчас тебе не позволено испытать всё? Слезы, веселье, боль, радость, восторг, полную депрессию, победу, поражение, тяготы? Что еще в ней может быть?

Может быть, чуть меньше боли.

Меньше боли без большей мудрости – это не на пользу твоей цели; это не позволяет тебе испытать безграничную радость – то, Что Я Есмь.

Будь терпеливым. Ты обретаешь мудрость. А твои радости всё более доступны без боли. Это тоже очень хороший знак.

Ты учишься (вспоминаешь, как) любить без боли; расставаться без боли; творить без боли; даже плакать без боли. Да, и ты даже способен иметь боль без боли, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Думаю, да. Я даже начинаю больше любить мои собственные жизненные драмы. Я могу взглянуть на них со стороны и понять, что они собой представляют. Даже посмеяться.

Вот именно. Разве ты не называешь это ростом?

Я полагаю, да.

Так продолжай расти, сын Мой. Продолжай становиться. И продолжай решать, чем ты хочешь стать в следующей, высшей версии Себя. Продолжай работать над этим. Продолжай действовать! Продолжай! То, чем занимаемся мы, ты и Я, является Работой Бога. Так продолжай ее!

10

Я люблю Тебя, Ты это знаешь?

Знаю. А Я люблю тебя.

11

Я хотел бы вернуться к перечню вопросов. По каждому из них есть столько нюансов, которые я хотел бы уточнить. Только по взаимоотношениям мы могли бы создать целую книгу, и я это понимаю. Но тогда я никогда не перейду к другим вопросам.

Будут другие времена, другие обстоятельства. Даже другие книги. Давай продолжим. Мы вернемся к этому здесь, если у нас будет время.

Согласен. Тогда вот мой следующий вопрос. Почему я, похоже, не могу привлечь достаточно денег в свою жизнь? Неужели я обречен до конца своих дней копить и экономить? Что не дает мне реализовать мой потенциал в этом отношении?

О таком состоянии заявляешь не только ты, но и многие другие люди.

Мне все говорят, что проблема – в самооценке, в низкой самооценке. Дюжина учителей нью-эйджеров говорила мне, что недостаток чего-либо всегда можно проследить в заниженной самооценке.

Это удобное упрощение. В данном случае твои учителя ошибаются. Ты не страдаешь заниженной самооценкой. В действительности, за свою жизнь, больше всего сил ты потратил на то, чтобы сдерживать свое «Я». Некоторые говорят, что речь тут должна идти скорее о слишком высокой самооценке!

Надо же, снова я испытываю смущение и досаду, но Ты прав.

Ты то и дело признаешься, что смущен и раздосадован, когда я говорю о тебе правду. Смущение – это реакция человека, эго которого до сих пор озабочено тем, как его воспринимают другие. Не сосредоточивайся на этом. Попытайся реагировать по-другому. Попробуй смеяться.

Хорошо.

Самооценка – не проблема для тебя. Она у тебя очень даже высокая. Как и у большинства людей. Все вы очень высокого мнения о себе, как это и должно быть. Поэтому самооценка для большей части людей не является проблемой.

Тогда что же?

Проблема в недопонимании принципов достатка, что обычно сопровождается в значительной степени неправильным истолкованием того, что является «добром», а что «злом».

Позволь Мне привести тебе пример.

Пожалуйста, приведи.

Ты живешь с мыслью, что деньги – это плохо. И одновременно ты живешь с мыслью, что Бог – это хорошо. Браво! Таким образом, выходит, что в твоем понимании Бог и деньги несовместимы.

Ну, в некотором роде, я думаю, это так. Я действительно так считаю.

Это интересно, потому что получается, что в таком случае тебе трудно взять деньги за любое доброе дело.

Я хочу сказать, что, если какая-то вещь оценивается тобой как очень «хорошая», ты оцениваешь ее меньше в денежном отношении. Выходит, чем «лучше» что-то (то есть, чем нужнее), тем меньше денег это стоит.

В этом ты не одинок. Так считает всё ваше общество. Поэтому ваши учителя бедны, а стриптизерши наживают целые состояния. Ваши духовные лидеры имеют так мало по сравнению со звездами спорта, что им впору идти воровать, чтобы компенсировать различие. Ваши священники и раввины живут на хлебе с водой, а вы – швыряете деньги тем, кто вас развлекает.

Задумайся об этом. Ты настойчиво утверждаешь, что всё, что представляет для тебя подлинную ценность, достается дешево. Одинокий ученый-исследователь, занимающийся поисками лекарства от СПИДа, ходит и выпрашивает деньги, в то время как дамочка, написавшая книгу о сотне новых способов секса, снабдившая ее видеокассетами и проводящая по ней воскресные семинары, – становится миллионером.

В этом ты склонен воспринимать вещи с точностью до наоборот, и происходит это из-за неправильного понимания.

Твое представление о деньгах неправильно. Ты любишь их, но, при этом, утверждаешь, что в них – корень всего зла. Ты чтишь их, но, при этом, называешь «презренным металлом». Ты говоришь о ком-то, что у него «грязные деньги». А если человек действительно становится богатым, занимаясь «хорошим» делом, ты сразу же подозреваешь, что тут что-то «не так».

Поэтому, врачу не стоит зарабатывать слишком много денег, лучше пусть он учится жить скромнее. А священнику – стоп! Ей и в самом деле лучше не получать много денег (при условии, что вы вообще позволите «ей» быть священником), иначе наверняка будут неприятности.

Наверх