Три рождения человека - Часть 21

Ваша мама обладала женственностью, но к этой женственности не было приложено высокое сознание, понимание сути женщины, и в результате она просто использовала это. Но сама в своем развитии любви не двигалась. «Расслабься и получай удовольствие». Никто не подсказал, что нужно было в данной ситуации. Теперь мы учимся на этих ситуациях.

– Из-за того, что во время схваток она кричала, что не хочет девочку, я потом всегда хотела быть похожей на мальчика. У меня был братишка маленький. Однажды, когда он еще учился в первом классе, он посмотрел в окно и сказал: «Какая женщина». Я его только за одно слово «женщина» так отдубасила кулаками… И сказала: «Еще раз скажешь «женщина», вообще убью. «Тетенька» надо говорить, а не «женщина»!» Одно это слово меня бесило.

– А сейчас вы спокойно относитесь к этому? А то сижу я рядом с вами и часто говорю слово «женщина».

– Сейчас я работаю над этим, понимаю, неправильно то, что я хочу быть мужчиной. Я так гоняла на мотоциклах, что парни боялись со мной садиться. И на машинах всегда безобразие было, я нуждалась в адреналине.

– Здесь сыграла мощнейшая программа, заложенная мамой во время родов, в тот яркий психологический и эмоциональный момент. Естественно, впоследствии возникли серьезные проблемы. На подготовленную-то почву. Вы уже поняли, что в этой семье мужские и женские роли были поменяны, и это не случайно. В вашей маме волевое начало было более сильным, чем в отце. Может, оно не было проявлено, и она играла какую-то роль, но стерженек внутри присутствовал. Яблоко-то от яблони…

– Мама все время притворяется, что ленится жить: «Я болею, я устала». И так всегда. Зачем нам передавать эту лень жить? На похоронах, помню, все плакали, а я плакала под столом, поскольку думала, что показывать слезы – значит вызывать жалость. Отец умер, и никто не должен видеть моих слез. Может, в шесть лет мое небольшое психическое рождение произошло.

Когда я была в первом классе и кто-нибудь просил у кого-нибудь яблоко или конфету, я не понимала, как можно так унижаться и просить. Во взрослом состоянии я не могла понять, откуда эта гордыня в ребенке, дети, они же непосредственные.

– Вы догадались, откуда она взялась?

– От мамы, наверное.

– Здесь глубже. Вы сами пришли с таким серьезным наследством по прошлым жизням, что на несколько человек хватило бы.

Вот такое было мое рождение физическое, потом маленькое психическое в шесть лет. Мама сказала, что я, когда умер отец, говорила с такой мудростью в глазах: «А как же мы дальше будем жить?» Видимо, сразу произошло взросление, потому что мама сразу заболела, чуть не умерла. Даже в деревню возили к шаману. Ходила сдвухлетним ребенком на кладбище с таким настроем. Осталась вдовой в двадцать шесть лет, трое детей на руках: шесть, четыре и два года. Ей говорили, что нельзя так часто ходить на кладбище, а то сама умрет. И мы переехали в деревню, где меня сразу отдали в бурятский класс, чтобы я быстро научилась по-бурятски говорить. Я не принимала эту деревню, на каникулах отрывалась и ездила в город.

Лет с восьми во мне проснулась мощная сексуальная энергия. Вместо того чтобы делать уроки, как все, я оргазмировала. И половое созревание у меня началось рано – в двенадцать лет, все говорили – какая ранняя.

– Зрелая душа пришла на Землю. Потеря отца, сложности в жизни – такие испытания себе выбирают души зрелые, желая что-то прожить, усовершенствовать себя. Это сознательный выбор души, она знала, зачем шла. Искажения, вызванные мамой, внесли новые серьезные программы в развитие.

– У мамы больная печень, вырабатывается гормон злости, и за любую провинность она била меня как сидорову козу. За невымытую кухню била. А мне хотелось играть. И я возненавидела женскую работу. Лучше я дрова поколю, чем полы буду мыть. Для меня не была страшна физическая боль. Однажды она в меня кинула деревянной вешалкой и выбила сустав, а потом плакала и говорила, что скорую вызывать – позор. Я сама себе вправила этот сустав.

– Из этого примера видно, что душа пришла из довольно близкого предыдущего воплощения, причем из очень близкого мужского состояния. Иными словами, пришла с большими мужскими задачами, наработками, программами, но именно в женском теле, чтобы стать женщиной и прожить все в женском варианте.

Всю свою сознательную жизнь я влюбляюсь. Для меня нет ничего важнее любви и влюбленности. Моя подруга уже запуталась во всех моих любовниках.

– Влюбленность говорит о большой потенции, больших задачах, запасе любви.

– Все мои тети вышли девственницами замуж, честными…

– А девственность – это синоним честности?

Да, они говорили, что это самое важное у женщины. Что это надо только мужу дарить.

– С одной стороны, верно, потому что эффект телегонии гласит: нужно достаточно мудро относиться к сексуальным отношениям. Закладываются серьезные информационные программы, и каждый последующий мужчина накладывает отпечаток на рождение ребенка. Когда уже с мужем нужно рожать, тогда можно сказать, что этот ребенок – от крестьянки и пяти рабочих. Часто, когда пара соединяется и долгое время не имеет детей, значит, идет проработка, очищение более глубоких сексуальных отношений. Они изменяют поля, вычищают информацию предыдущих партнеров, и, когда Мир видит, что пара достойна получить своего ребенка, наступает беременность. Нужно подойти к этому мудро, с любовью. Любовь все очистит за пять минут, и вы вновь станете девственной. Девственность – не физическая суть, девственность – это энергетическое состояние любви к данному человеку. Физическая девственность не имеет большого значения, значение имеет состояние.

В семье моего отца все пили, а у матери – все были интеллигентные. По отцовской линии женщины мужчин меняли, говорили: «В ней отцовская кровь бурлит, за ней глаз да глаз нужен». Мне лет девять или десять было, тетя рассказывает: «Зайдет в автобус, мальчиков увидит, а глаза горят». Всегда у меня было очень много поклонников. В двенадцать лет меня уже начали домогаться, попытки изнасилования были, конечно, я сама это все провоцировала.

– На этом тоже остановимся. Попытки изнасилования или изнасилование ребенка возникают только в одном случае: когда у родителей не решены сексуальные проблемы, когда эта задача идет по роду, нет принятия секса, негармоничные сексуальные отношения между родителями. Тогда попытки изнасилования ребенка и возникают. Хищник появляется там, где есть жертва. Осуждать насильника нет смысла. Не будет этого – будет другой. Родители не понимают этого, и закручивается новый этап проблем.

В вашем случае отец ушел. Была любовь у родителей, а сексуальные отношения, скорее всего, оставляли желать лучшего. Мы может лишь предполагать, но, скорее всего, так и было.

Да, потому что в семье матери всегда кэтому относились как к чему-то грязному.

– Неверная программа, неверное отношение к сексу закладывает проблемы у детей. Имейте в виду, уважаемые ханжи.

– Когда я испытывала оргазм, я чувствовала, что это грязно, ибо все родственники таксчитали. Мне непонятно было, почему я, такой ребенок, этим занимаюсь. Это же дело для взрослых.

– Я уже говорил, что зрелая пришла душа и мужчиной, видимо, была крутым. Вот ее и наградили полным запасом сексуальной энергии. Помните, как в американском фильме «Чего хотят женщины», когда он проснулся и понял, что он – женщина. Вот тут-то и началась настоящая жизнь.

– Все мальчики, с которыми я дружила, в которых влюблялась, всегда от меня уходили, не выдерживали, наверное, моего напора.

– Влюбленность женская, а мощь – мужская.

Все время у меня было огромное желание сбежать из дома. Я мечтала закончить девятый классов и уехать учиться, чтобы, наконец, оторваться от матери. В пятнадцать лет у меня случился первый сексуальный опыт, и я сразу забеременела. Мой партнер сказал, чтобы я не говорила никому, что он – отец моего ребенка. А мне нужно было идти в девятый класс, потом в десятый и в одиннадцатый. Сначала никто не догадывался, думали, что я толстею, вес набираю, а потом, когда невозможно было не догадаться, родственники меня толкали на аборт, потому что надо учиться. Все допытывались, кто отец. Я им сказала, что не пойду на аборт. Сказала, что это мой ребенок, я его зачала и не их право лишать его жизни.

Я была уже на седьмом месяце, когда врачи сказали, что у меня предраковое состояние, что это очень редкий случай, что плацента пузырями покрывается и ребенок рождается мертвый.

По медицинским показаниям нужно было искусственно прерывать беременность. И я рожала, со схватками, с болью. Когда эта девочка родилась, я увидела, мне сказали, что я придумала все, как ее положили в целлофановый пакет и унесли. А капли в капельнице капали, по мозгам, как молоток по наковальне: «Убийца, убийца, как ты могла».

– Многие женщины прошли аборт – в разной стадии, с разными ситуациями, с осложнениями и так далее. Я хочу сказать вам, уважаемые женщины, снимите с себя чувство вины. Никто не имеет права даже мысленно осудить вас за это. Никто! Ни на Земле, ни на небе не имеет права осудить женщину за то, что она дает ребенку жизнь или не дает. Это ее тело, ее пространство, ее жизнь. Только она определяет или вдвоем с мужем. Это их жизнь и их ответственность. Роль осуждающих на себя взяли общество, религии, но они взяли на себя больше, чем даже берет на себя Бог. Он не судит. Не суди, да не судим будешь! Никто не имеет права. Ответственны только они сами. Во всех случаях они правы. Вот как надо говорить! А им самим нужно понять, что беременность – это процесс сознательного зачатия двоих и это ни в коем случае не должно быть случайным событием.

Во все времена, кроме тех, когда христианство и другие религии вошли в жизнь, женщины управляли процессом зачатия. Они определяли, быть беременности или нет. Это сейчас каждая женщина может забеременеть неожиданно. Ни я, ни мои друзья не пользуемся противозачаточными средствами и не имеем к этому никакого отношения. Мы определяем, быть ребенку или нет. Никакой самодеятельности со стороны детской души. Мы отвечаем за свое тело, пространство и за то, будем мы или не будем жизнь давать. Это естественно, когда женщина четко позиционирует себя и определяет свое положение. Неожиданная беременность бывает только тогда, когда в подсознании у женщины доминируют дети. Это сидит где-то в подсознании и в какой-то момент вылезает наружу.

У вас есть этот шрам, но он искусственный. Вы его себе придумали под давлением окружения и своей глубинной проснувшейся материнской жилки. Вы в данном случае переживали не столько отсутствие рядом мужчины, сколько потерю ребенка. Нарушена система ценностей. Это принципиальный момент.

– Потом я стала как черная овца в уважаемом роду.

– Тоже момент психического рождения. Сами роды и потом осуждение девочки, конечно, непросто пережить, но это позволило ей стать еще более взрослой, хотя пока еще не мудрой.

– Во мне это засело. А мне надо было учиться. Учителя приходили, говорили, что надо учиться. Я думала, что про меня все будут плохо говорить, стыдно было и тяжело идти в школу. Я приняла решение, что пойду дальше учиться. В этот момент произошел момент взросления. В шесть лет и сейчас – были как микророждения. Когда мне было двенадцать лет, меня очень любил один мальчик, и, когда я переехала в деревню, он говорил, что, наверное, за мной вся деревня бегает, а я сказала, что только полшколы.И он, уходя в армию, спросил, дождусь ли я его. А я ответила: «Делать мне больше нечего». Потом писала ему любовные письма, чтобы поддержать. А потом родила и написала ему об этом.

Он получил это письмо, а я думала, зачем написала, вдруг он повесится или еще что, кто их знает, этих парней. Он приехал с большим букетом роз и говорит: «Поехали, я увожу тебя». И увез. Весь десятый класс, который я должна была учиться, я типа замуж выходила за него.

– Это лучшее, что вы могли сделать, школа бы не дала ничего.

Наверх