Живые мысли - Часть 23

«В настоящее время я перехожу с места на место, и до сих пор ещё не изучил основательно ни одной области. Как общее правило, большинство остаётся вблизи от тех мест, где они жили на земле; но я предпочёл скитаться с самого начала. Я быстро передвигаюсь из одной страны в другую. Одну ночь (это у вас — день, потому что, при ярком солнечном свете, мы совсем не можем видеть — наш свет угашается резким солнечным светом) я могу отдыхать в Америке, другую ночь — в Париже. Я нередко отдыхал на диване в вашей гостиной. Но не подумайте из этого, что нам необходимо прислоняться во время отдыха к твёрдой материи вашего мира. Совсем нет. Мы можем отдыхать на тонкой субстанции нашего мира».

Далее его познания о том мире, в котором он оказался, стали расти и он уже начал различать разницу между реальным существом и мыслеобразом, фантазией, желанием. Потому что там всё это существует одновременно, например, писатель и герой его произведения. Позже он научился мысленно одеваться в одежды, которые ему нравились.

«Субстанция, из которой сделана наша одежда, кажется очень тонкой, тогда как тела наши представляются довольно плотными. Мы совсем не чувствуем себя прозрачными ангелами, сидящими на облаках. Если бы не быстрота, с которой я переношусь через пространства, я готов бы был иногда думать, что моё тело так же плотно, как и прежде. Вначале мне было трудно приспособлять количество энергии, необходимой для каждого определённого действия.

Так, например, когда я вначале хотел продвинуться на короткое расстояние, — скажем, на несколько ярдов, — я оказывался за целую милю, до того мало усилия требует здесь передвижение, но в настоящее время, я уже приспособился. Обыкновенно я не хожу как прежде, но и не летаю в точном смысле этого слова, так как у меня никогда не было крыльев; и всё же я проношусь в пространстве с невероятной быстротой. Но иногда всё же хожу. Нужно вам знать, что когда мы усиленно думаем о каком-нибудь месте, мы немедленно переносимся туда. Наше здешнее тело так легко, что оно способно следовать за мыслью почти без всякого усилия».

Уходя из мира физического, мира конкретного, душа становится как бы более коммуникабельной, и для неё уже меньшее значение имеет принадлежность к конкретной семье, к конкретному человеку. Всё большее влияние оказывают другие связи, иные воплощения. Душе становятся менее важны те или иные конкретные физические действия оставшихся на земле. Для ушедшего человека более важно состояние души этих людей. Чем больше любви в душах оставшихся людей, тем легче и светлее путь ушедшей души. Причём, важно именно состояние любви, а не столько конкретное её проявление к кому-либо.

До христианства народы знали о существовании других миров и смерть воспринимали как переход в один из них, а также верили в перевоплощение души. (Большая часть людей и сейчас верит в это.) Ранние христиане несколько веков знали об этом, но в VI в. учение о перевоплощении было изгнано из церкви. Второй Царьградский Собор (553 г.) признал его за ересь, и с тех пор официальное христианство изгоняло это воззрение. Новый взгляд утверждался всеми доступными средствами, в том числе уничтожением несогласных (в частности, преследование Альбигенов).

При формировании Библии были убраны все эти сведения, сохранились только некоторые косвенные доказательства существования перевоплощений. В книге Иова говорится: «Ты изменил моё лицо и отправил назад…» Иеремия приводит диалог с Богом: «Прежде, нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, прежде, нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя» (Иер. 1:5). В вопросе к Иисусу звучит знание учениками идеи перевоплощения: «Кто согрешил: он или родители его, что родился слепым?» Иисус на вопрос об Иоанне Крестителе говорит о том, что он ранее был Илией (Мат. 11:14; 27:12; Малахия 4:5). Рано или поздно, церкви придётся признать своё заблуждение.

Вопрос о перевоплощении не только теоретический, как кажется на первый взгляд, — он имеет и жизненно важное значение. Мне приходилось помогать уже взрослым людям избавляться от серьёзных психических проблем, вызванных в детстве шоком от слов взрослых: «Ты тоже умрёшь». Ребёнок вдруг осознаёт, что он обязательно умрёт. И такая информация даётся без соответствующей психологической подготовки, без необходимых объяснений.

Нужно с детства готовить человека к тому, что он может умереть тогда, когда сам захочет! Причём смерть не является чем-то конечным, и продолжение жизни возможно как здесь, на Земле, так и в других мирах. Главное, что должен знать ребёнок — всё это в его руках! Но для того, чтобы дети имели такую информацию, взрослым необходимо иметь соответствующее мировоззрение.

«Многие здесь не имеют никакого воспоминания о своих прежних жизнях, они помнят только то, что переживали перед уходом сюда. Вообще, это не место, где бы все знали обо всём — далеко нет. Большинство душ так же слепо, как оно было на земле. Большинство здешних жителей не знает, что они жили много раз во плоти. Они воспринимают свою последнюю жизнь более или менее ясно, но не всё, что было раньше, кажется им подобным сну. Следует всегда сохранять память прошлого как можно яснее — это помогает строить будущее».

Не все ведут там такой образ жизни. Тот, кто на земле проявлял стремление, и там может заниматься творчеством. Так, наш герой нашёл там труд Парацельса, который написан был между его воплощениями. В этом трактате о духах человеческих, ангельских и элементальных описывалась структура потустороннего мира. Дух человеческий — это дух, имевший опыт жизни в человеческой форме. Элементальный дух определяется как более или менее развитое самосознание, не имевшее такого опыта. Ангел — это дух высокой степени, который, вероятно, не имел и в будущем не будет иметь таких переживаний в материи.

Парацельс утверждал, что ангельские души разделяются на две резко отличающиеся группы — небесные и преисподние. Первые относятся к тем, «которые работали в гармонии с законами Бога, последние — к тем, которые работали против этой гармонии». Скорее всего, различие между ними в следующем: «небесные» ангелы имеют больше любви, а «из преисподней» — больше разума. То есть, «небесные ангелы» стремятся навести гармонию, а «ангелы преисподней», опираясь на рассудок, творят дисгармонию, зачастую переходящую в зло.

Рассмотрим подробнее этот важный момент. Мы и здесь, на земле, встречаемся с подобным: с людьми-ангелами и людьми-неангелами. И что характерно, люди-ангелы, добрые, любящие, сердечные, к жизни приспособлены плохо, имеют множество проблем, испытывают различные страдания. А люди-неангелы — волевые, пробивные, даже наглые, не особо заботящиеся о выборе средств при достижении цели — зачастую преуспевают в жизни.

Для этих людей главной опорой в жизни является ум, рассудок, а не сердце. И чем меньше человек использует сердце в своей жизни, тем больше им владеют демонические программы. Находясь в физическом мире, в мире конкретного, необходимо найти такое согласованное взаимодействие ума и сердца, которое будет развивать гармонию и позволит творить, не порождая зла. Основная задача человека заключается в раскрытии любви во всей её полноте и становлении творца!

Герой этих повествований на земле был устремлённым человеком, искал ответы на вопросы бытия, и в том мире он стремится максимально использовать предоставленную возможность для познания мироздания. «Только странник с раскрытой душой может делать открытия». Во время болезни, перед смертью, он настроил своё сознание на выполнение следующих задач:

— Сохранить своё тождество;

— Удерживать воспоминание о своей земной жизни и принести с собой память об этой жизни, когда он вернётся в земной мир;

— Увидеть Великих Учителей;

— Восстановить память своих прежних существований;

— Заложить основы для полной значения земной жизни, в которую он возвратится в следующий раз.

Он готовился сознательно к следующему воплощению.

«Я не поступлю так, как делает большинство душ: они остаются здесь, пока не устанут от этого мира так же, как они раньше уставали от земной жизни, после чего они устремляются назад почти бессознательно, непреодолимой силой ритмического прилива и отлива. Я же хочу руководить этим ритмом. Я в прежнее время боялся того, что называл смертью. Здесь есть такие, которые боятся того, что они называют смертью: новое рождение в земной мир».

Каждый из миров имеет свои преимущества. Физический мир позволяет человеку оперировать очень большими энергиями, проявлять великое творчество. Но многие до сих пор считают, что Земля — это место, где идёт «искупление грехов», а основная жизнь наступает в Царстве божием. И рвутся туда!

Не использовав всех своих возможностей здесь, человек тем более не раскроет их там. Именно здесь имеются наиболее благоприятные условия для набора опыта души. Поэтому, от остающихся на земле родственников и друзей зависит очень многое в существовании души в том мире и вся её последующая жизнь.

«Я думаю, что старые люди молодеют здесь до тех пор, пока не возвращаются к своим цветущим годам, и тогда они останавливаются на более или менее долгое время. После некоторого времени старый человек забывает, что он стар; в нас заложена наклонность оставаться в мыслях молодыми и это отражается на внешнем виде, так как здесь тела могут воспринимать именно ту форму, которая соответствует нашим мыслям. Здесь дети вырастают и, как правило, большинство находится в цветущем возрасте».

Всё это возможно и в мире физическом, только здесь необходимо приложить гораздо больше сил и времени из-за большой инерционности физического тела. Исследования последних лет, в том числе и автора, показывают реальную возможность влиять на свою судьбу, избегать многих проблем, не допускать страданий, сознательно формировать своё будущее, омолаживать свой организм, решать всё более сложные задачи и, благодаря этому, значительно увеличить продолжительность своей жизни.

«Мне встречались настоящие святые, с тех пор, как я здесь; но они и в земной своей жизни обладали высокими идеалами, здесь же они могут неограниченно жить этими идеалами. Жизнь за пределами смерти может быть так свободна! Здесь нет той механической жизни, которая делает людей такими рабами на земле. В нашем мире человека задерживают только его мысли. Если они свободны — свободен и он».

Святость — понятие неоднозначное. Зачастую, святой — это человек, который себя в чём-то ограничил. Религиозные святые, как правило, уходят от мирской жизни, посвящают себя служению Богу. Они строго следуют указаниям тех эгрегоров, с которыми взаимодействуют. Они живут в мирах, созданных своими представлениями на основе идей эгрегоров. В эти миры они попадают и после смерти.

Они являются своеобразной гвардией своих эгрегоров, которые через них стремятся привлечь как можно больше людей в свои миры. Но эти миры всё-таки являются частью общего Мира, а любое отделение от него приводит, в конце концов, к проблемам. Поэтому, довольно часто святые ещё при жизни испытывали множество страданий, вплоть до мученической смерти.

Исключительно важно здесь, на Земле, обрести истинную внутреннюю свободу на основе любви, которая выразится в свободе мыслей, чувств, поступков и реализуется в полноте жизни. Тогда и в тонких планах человек будет свободен и будет легко взаимодействовать со всеми мирами и со всеми эгрегорами.

«Мне думается, что самый счастливый народ из всех людей, которых я здесь встречал, это живописцы. Субстанция здешнего мира так легка и пластична, что она необыкновенно легко складывается в формы, творимые воображением. Приблизительно то же самое можно сказать о музыкантах. Земная музыка доставляет нам много радости. Мы можем слышать её. Из всех земных влияний звуки достигают легче всего этой области жизни».

Художники, музыканты, поэты из того мира пытаются донести свои видения, идеи, мысли до своих собратьев по искусству на земле. О таком сотворчестве хорошо написал Даниил Андреев в своей книге «Роза Мира».

«Есть и иное посмертное состояние, на мой взгляд, очень тяжёлое. Я не раз видел мужчин и женщин, погружённых в состояние глубочайшего сна, с лицами, лишёнными всякого выражения. Я пробовал их разбудить, но так и не смог. Позже я узнал, что это — люди, которые отрицали бессмертие души. Они остаются в состоянии глубокого сна до тех пор, пока непреодолимый закон ритма не извлечёт их из этого состояния бессознательности для нового воплощения. Такие люди сами накладывают зарок на свою душу, вводя себя в бессознательное посмертное состояние, фактически уничтожая себя. Чтобы помочь им, необходимы огромные усилия».

Наверх